Американское самолюбование охватило весь мир

Нарциссизм стал сегодня настоящей эпидемией. Он разрушает бизнес и человеческие взаимоотношения, порождает экономические кризисы и приводит к кровавым драмам. Об этом рассказывает в своей книге Кит Кэмпбелл, профессор из университета Джорджии.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Младенцы в наши дни щеголяют в рубашечках с надписью: «Я — босс». Пятилетние девочки ходят в специализированные салоны красоты на семинары по макияжу. Семьи покупают огромные дома, выплаты за которые вдвое превышают их доход. Один отец убивает другого из-за конфликта на хоккейной тренировке их отпрысков. «Покажите мне человека без эго, и я покажу вам неудачника», — говорит Дональд Трамп. «Я стану наилучшей моделью для подражания», — заявляет Перис Хилтон.

Что-то прогнило в американском государстве. Да и не только в нем. А ведь американские ценности проникают повсюду и пускают ростки на каждом углу глобальной деревни. Можно называть это поверхностностью, тупоумием, постмодернизмом, материализмом, декадансом или насущной необходимостью в мире, лишенном веры. Кит Кэмпбелл (Keith Campbell) и его соавтор Джин Твенг (Jean Twenge) называют это нарциссизмом.

В бестселлере под названием «Эпидемия нарциссизма: жизнь в эпоху самомнения» они рассказывают о проблеме, которую по масштабам можно сравнить с всеобщим ожирением. Все подтверждает их слова: социальные сети, оклады топ-менеджеров, пособия «Сделай сам», реалити-шоу и экономический кризис. По словам Кэмпбелла, «если у вас есть только молоток, то все представляется вам гвоздем». Так же и нарциссу весь мир кажется средством для самолюбования.

Кэмпбелл, один из ведущих специалистов в этой области нарциссизм, приводит данные различных исследований, ясно показывающих, что сегодня ученики американских колледжей мнят о себе намного больше, чем в начале 80-х годов. Примерно 10% молодежи страдают или страдали от нарциссических расстройств, тогда как среди пожилых людей старше 65 лет этот показатель достигает лишь 3.2%.

Нарциссизм необязательно проявляется в клинической форме. Многие себялюбы могут похвастаться хорошим детством, они самоуверенны, сосредоточены на себе и абсолютно убеждены в своем превосходстве над другими. С ними трудно находиться рядом, но они часто выбиваются в большие начальники.

Вся наша культура окрашена в нарциссические цвета, в результате чего нормальные люди чувствуют себя неуверенно. Социальные шаблоны оказывают сильнейшее воздействие, и менее выраженное себялюбие начинает казаться дурным тоном. 19-летний Роберт Хокинс, застреливший восьмерых в Небраске, написал в предсмертной записке: «Я убил всех и себя. Теперь я прославлюсь». «Им двигала культура нарциссизма», — утверждает Кэмпбелл.

Насаждение самовлюбленности в обществе напрямую связано с усиливающейся волной депрессий. Многие подавлены тем, что ощущают свое несоответствие стандартам материализма и эгоцентричности. Кэмпбелл приводит в пример Сьюзен Бойл, которая после своего триумфального выступления на конкурсе «Британия ищет таланты» мгновенно преобразилась.

Bethany-ClarkeGetty-Images«Лохматый ангел», как прозвали Бойл британские журналисты, выщипала густые брови и покрасила седые волосы, несмотря на уговоры судей сохранить свой облик именно таким, каким он запомнился миллионам во время ее выступления. Будь она самолюбивой, Сьюзен могла бы извлечь пользу из своего «приключения». Однако она оказалась нормальным человеком, который попал в машину эгоизма и не выдержал испытания.

Не менее разрушителен нарциссизм и для экономики. Например, кредит. Это весьма эффективное средство, позволяющее людям впадать в самообман относительно их подлинных успехов. Дома, которые неподъемным грузом легли на семейный бюджет, довели до обвала рынок недвижимости.

Не только экономический, но и технический прогресс заставляет наше самомнение разбухать как на дрожжах. В интернете, к примеру, вы можете создать себе какой угодно облик и обрести на просторах социальной сети намного больше друзей, чем в реальной жизни.

В краткосрочной перспективе нарциссизм способен привести к успеху. Если я души в себе не чаю, то мне легче завязывать отношения, становиться лидером, выступать перед публикой. Ошибившись, я всегда смогу обвинить в этом других, а если кто-то в чем-то преуспеет, я без труда припишу себе его заслуги. Ощущения замечательные — но только на некоторое время. А затем наступит похмелье: я окажусь плохим руководителем, разрушу отношения с близкими и знакомыми, не сумею извлечь уроки из собственных ошибок — и все потому, что в моих глазах всегда виноваты другие.

Правда, некоторые успевают вовремя «соскочить» с поезда, идущего в тупик, и переметнуться в более удачный состав. Несомненно, многие нарциссы преуспевают и чувствуют себя совсем не плохо, но для общества это ужасно. В конце концов, кто больше пострадал от кризиса: боссы или их подчиненные?

Трудно сказать, когда именно нарциссизм превратился в эпидемию. Возможно, еще в 16 веке, породившем бренд индивидуализма. В Америке, по мнению Кэмпбелла, самовлюбленность пустила корни в 70-х годах, когда призыв к свободной любви превратился в декларацию себялюбия. Тогда же обнаружилась тенденция к болезненному раздуванию собственного «я»: чтобы добиться успеха в жизни и научиться любить других, человеку предлагали, прежде всего, полюбить себя.

Этот подход прослеживается в США повсюду, от детских садов, которые начинают утро с песни «Я особенный», до всевозможных гуру «самосовершенствования». Таких как Уэйн Дайер, который утверждает: «Самое лучшее в Иисусе то, что его мать верила, что он сын Бога».

Кэмпбелл вовсе не считает, что люди должны ненавидеть себя. Просто реальная цена себялюбия намного ниже рыночной. «Эта идея просочилась во все слои населения и стала своего рода мантрой, у которой не все в порядке с логикой. Не имейте дела с самовлюбленными людьми — вот совет, который намного важнее всех рекомендаций о любви к себе. У нас в Америке люди так самоуверенны, что это просто пугает».

Однажды Кэмпбеллу пришлось сводить свою маленькую дочку на церемонию чествования лучшей ученицы месяца. Перед этим событием, рассказывает он с грустью, ей пришлось сделать плакат с изображением самой себя и написать, что именно помогло ей стать звездой.

Самое трудное для современных американских детей — это научиться проигрывать. С таким обилием ежедневных призов и наград любая неудача становится шоком. Сколько не пытайся готовить ребенка к испытаниям, приучать к отзывчивости и состраданию, окружение тянет его в противоположную сторону.

Dimitrios-KambourisGetty-ImagesВ этих условиях трудно воплощать в жизнь советы, которые дают Кэмпбелл и Твенг: брать пример со «скромных» звезд типа Тома Хэнкса и Джорджа Клуни, поощрять детей, когда они помогают другим, вместо того чтобы углубляться в самосозерцание.

Чтобы действительно избавиться от нарциссизма, Америке придется избавиться от самой себя. По выражению популярного комика Стивена Колберта, «нарциссизм — это интегральная часть американского характера. Мысль о том, что другие люди могут быть лучше вас, превращает вас в канадца».

Кэмпбелл признается, что у него нет готового решения проблемы. Любить себя легче, чем проявлять ответственность и уважение. Вся социальная структура, включая систему обучения и СМИ, насаждает эгоистический взгляд на мир. «Нам нужно нечто более масштабное, но я не знаю, что», — говорит Кэмпбелл.

А пока пир эгоизма продолжается. Подрастает новое поколение, влюбленное в себя намного больше, чем все предыдущие, а значит, конца бедам и кризисам пока не предвидится. Ведь все они порождаются индифферентной нарциссической склонностью ставить в центр мира себя, а не нас.

Этот миф все равно падет, вопрос лишь: какой ценой? Стоит ли дожидаться тяжелых потрясений, вызванных вселенским самомнением, или мы все же сумеем найти ему правильное применение уже сейчас? Наше ближайшее будущее зависит от ответа на этот вопрос.

Реклама