Великие каббалисты: АРИ

1570 год. В Цфате появляется Ицхак бен Шломо Лурия Ашкенази, или, как его называют, АРИ – адонейну рабейну Ицхак. Человек-легенда. Почти все, что мы знаем о нем, – сказание.
АРИ
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Цфат, древний еврейский город. Все долгие века он свято охранялся людьми и Творцом и поэтому всегда оставался еврейским. Город этот в течение многих веков был крепостью. Он защищал еврейское знание о мире от любых внешних влияний. Цфат – столица каббалистической Галилеи.

Сохранились сведения о том, что когда-то, во времена Первого Храма, в округе Цфата на каждом квадратном метре земли жили люди. То было время расцвета этой земли, время расцвета каббалы, а значит, и время больших постижений. То было время, когда изучение святых книг не заменяло связи человека с Творцом.

Книги являлись средством постижения Творца, а не источником пустых знаний. Люди жили и знали, что среди них – Бог, и если есть причина для страха, то страх этот должен быть только один – страх того, чтобы связь с Творцом не нарушилась, чтобы не оставил Он свой народ.

Эта великая каббалистическая эпоха Цфата «разродилась» Книгой Зоар, написанной Шимоном Бар Йохаем во II веке нашей эры. Понять ее – значит видеть и знать все, что происходит и будет происходить в мире. Знать, о чем говорит Книга Зоар, – значит управлять миром. А для этого нужно чистое, исправленное сердце, избавившееся от корысти и эгоизма.

После Книги Зоар следующий каббалистический «взрыв» в Цфате пришелся на вторую треть XVI века. В 1570 году там появился рав Ицхак бен Шломо Лурия Ашкенази, или, как его называют, АРИ – адонейну рабейну Ицхак. Человек-легенда. Почти все, что мы знаем о нем, – это сказание.

Почему-то так случается в истории, что часто мы располагаем самыми подробными данными о жизни совершенно незначительных людей и ничего или почти ничего не знаем о жизни людей великих. Про АРИ ходит множество легенд, а его могила в Цфате – место паломничества и источник чудес. Люди приходят сюда с любыми просьбами, и они выполняются, если идут из сердца.

Итак, Цфат, 1570 год по европейскому календарю. Весна. Север Галилеи в цвету. Склоны холмов – смесь зелени и желтизны, природа поспешно использует те несколько месяцев, которые есть в ее распоряжении между зимними проливными дождями и нестерпимым летним солнцем.

Эта суматошная активность природы заставляет двигаться и людей. Заставляет их задуматься о собственной жизни: кто я такой, откуда появился на этом свете, куда я иду по этой жизни, и какой во всем этом смысл? Да и вообще, время вокруг какое-то осязаемое, его можно потрогать руками – настолько оно уплотнилось здесь, в Цфате.

Ведь подумать только – десять лет назад впервые отпечатана Книга Зоар. 1700 лет она не приходила к людям, словно ждала, когда появится АРИ. К АРИ Книга Зоар попала в Египте, куда он переехал в семилетнем возрасте из Иерусалима. На небольшом островке посреди реки Нил, который принадлежал его дяде, АРИ изучал Книгу Зоар и на основе ее создавал новую каббалу.

Начинался совершенно новый период в жизни не только евреев, но и всего мира. И рассказать об этом он пришел сюда, в Цфат. Здесь все готово для появления АРИ: самые сильные каббалисты занимаются и ждут появления великого учителя.

Рав Йосеф Каро – признанный авторитет, только что закончил писать свой выдающийся труд, многотомную книгу «Шульхан Арух». Она включает в себя все основные положения «Алахи» – свода еврейских законов. Здесь также преподает каббалу умудренный годами рабби Моше Кордоверо, имея свою могучую и признанную школу. Когда АРИ пришел в Цфат и начал рассказывать о своих духовных постижениях, даже видавшие виды седые раввины стали его учениками – а ведь ему было 36 лет…

В 36 лет АРИ знал все тайны мироздания, он готов был открыть их всем желающим, но только один человек воспринял всю глубину этого знания – Хаим Виталь. Только он по-настоящему понял АРИ и только он может рассказать об АРИ всю правду.

Что рассказал бы Хаим Виталь

Однажды после очень насыщенного занятия мы с АРИ отправились в одну из рощ, недалеко от места нашей учебы. Мы с ним часто после занятий уходили в какое-нибудь укромное местечко побеседовать о том, о чем шла речь на уроке. Да и всегда находились недосказанные мысли.

Среди его учеников были и такие, которым он откровенно не доверял. Он чувствовал, что они подосланы к нему, чтобы уличить его в чем-нибудь нечистоплотном. Ведь приходили же к нему два каких-то раввина несколько дней тому назад с претензиями.

«Надо проверить, – сказали они, – знаешь ли ты Гмару, и насколько хорошо. Как можешь ты учить каббалу, да еще и других учить, если написано черным по белому, что заниматься каббалой можно только после того, как возраст перевалит за 40. А тебе пока что еще подождать надо до этого возраста».

Они проверяли, знает ли он Гмару… О, если бы знали они, что имя этого человека будет произноситься в народе Израиля с приставкой «святой». Но это так, к слову.. Кроме того, АРИ хотел высказать мне все размышления по поводу пройденного на уроке, перед тем как заняться своей работой. Ведь он занимался торговлей, он научился этому у купцов в Египте и необыкновенно талантливо вел торговые дела.

Один торговец зерном из Иерусалима сказал мне про него, что если этот рав Ицхак Лурия знает Тору хотя бы в половину того, как он знает торговлю, то он должен быть величайшим знатоком Торы. Он поступает так, как будто бы знает точно, что делается на другой половине земного шара…

На этот раз АРИ был как-то особенно взволнован, внутренне напряжен. Он закрыл глаза и стоял неподвижно, слегка покачиваясь. Временами издавал какие-то приглушенные звуки – так он напевал обрывки неизвестных мне мелодий. Это случалось всегда, когда он был особенно сосредоточен. Он выглядел как человек не из этого мира.

Казалось, что если сейчас дотронуться до него – произойдет что-то страшное… Ударит разряд молнии, способный перевернуть Землю.

Сильный порыв ветра качнул деревья, и АРИ открыл глаза. Не было понятно, куда направлен его взгляд: в прошлое или в будущее, но я был уверен – он видит совершенно другой мир, и мир этот живет совершенно другой жизнью. И именно там происходит что-то, что так волнует его.

Я боялся прервать его раздумья, чувствовал, что происходит нечто необычайно важное. Я общался с ним постоянно вот уже несколько месяцев и никогда еще не видел его в таком состоянии. Мне даже показалось, что порывы ветра сейчас принесут дождь, потому что вдруг пахнуло свежестью, и небо над тем местом, где мы находились, стало со всех сторон закрываться тучами.

Жаль, что никому потом об этом не расскажешь – кто в это поверит? Скажут, что ты все придумал, скажут — «сумасшедший».

Все боятся слова «каббала» как проказы. Кто каббалой занимается, с ума сходит – это любой тебе скажет, ты только поинтересуйся…

Но АРИ говорит, что это очень хорошо, что есть что-то, что людей останавливает, отсекает лишних, не дает дойти до настоящих тайн тем, кто этого недостоин. Только тех настоящая каббала к себе подпускает, у кого желание настоящее, бескорыстное, кому самим Творцом это желание дано. И человек это желание должен оберегать как самое главное свое богатство.

«Послушай, – вдруг прервал мои раздумья АРИ,– я сейчас получил разрешение рассказать тебе о некоторых важных вещах, так как из всех учеников, которые есть у меня сегодня, только ты полностью принимаешь и понимаешь мое учение. Поэтому только ты сможешь записать его и передать следующим поколениям. Я знаю, что жить мне осталось недолго: может быть, год, может, чуть больше. Если я потрачу это время на написание книг, то ничего не успею. И, кроме того, тебе дана необыкновенная память. Все оставшееся время я буду рассказывать тебе столько, сколько успею, а ты потом запишешь все это и передашь дальше. Только твои ученики продолжат настоящую каббалу.

Ты помнишь, как мы шли с тобой в Мирон и слева от дороги нашли скопище крупных камней? Я просил тебя тогда напомнить мне об этом. Я начал рассказывать тебе о душах и о тех нескольких людях, могилы которых разрушило время, и от них остались только эти разбросанные камни. Души этих людей совершили большие исправления в мирах, благодаря их работе мы с тобой сегодня можем спокойно говорить о наших каббалистических проблемах.

Кстати, неделю назад мы с нашей группой могли опередить время. Я намекнул об этом всем ученикам. В духовных мирах было состояние, которое позволяло сделать удивительное исправление, оно сократило бы путь человечества, сделало бы этот путь более доступным.

Мы все должны были «подняться» в Иерусалим. Я не мог давить на людей, я просто попросил их. Если бы я начал объяснять им все подробно, то забрал бы у них самое главное – их собственное желание что-либо сделать. Поэтому я просто сказал им: завтра с утра мы должны подняться в Иерусалим, и все. Ты видел, пришли только двое и ты – трое учеников! У кого-то болел живот, кого-то не пустила жена, у Йешуа порвалась обувь – детские сказки!!!

ИСПРАВЛЕНИЕ В МИРАХ!!! Следующая такая возможность возникнет только через 430 лет. Мы должны молиться за то поколение каббалистов. Я вижу, что они это смогут.

Ты спрашивал меня вчера о тех душах, которые витают над могилами. В двух словах этого не выразишь, для этого нужно было бы написать целую книгу, и назвать ее, скажем, «Шаар а-гильгулим»( Врата перевоплощений) или что-то вроде этого.

Мы говорили с тобой о том, что душа должна сменить множество тел, как одежды. С каждой душой это может длиться столетия и даже несколько тысячелетий земного времени. Человек будет рождаться в разных странах, в разные эпохи, и везде ему будут предоставлены самые подходящие жизненные обстоятельства для исправления души.

Ошибки, которые человек совершит в какой-то конкретной жизни, повлияют на то, кем и каким он будет в следующем своем воплощении, и ему вновь и вновь, жизнь за жизнью будут давать возможность исправить свои ошибки. Интересно, что человеку всегда дают действительно самые лучшие, самые подходящие условия для исправления души, а он практически никогда этого не чувствует и никогда со своими внешними условиями не согласен.

Что поделаешь, люди удивительно необъективны из-за своего эгоизма. А есть еще более интересные случаи, когда души перевоплощаются целыми группами. Скажем, семьями. Причем эти души в каждом следующем воплощении могут меняться социальными ролями, встречаясь и контактируя друг с другом на протяжении многих поколений.

Ситуации могут быть даже смешными: свекровь издевалась над невесткой, а в следующем кругообороте невестка станет свекровью, и все «перевернется».

Но это так, игры. Есть действительно серьезные ситуации. Например, существовала в Испании в XIII веке группа каббалистов, очень сильная группа. Ты же знаешь: кроме тех, кто просто называет себя каббалистами, занимаясь какими-то театральными глупостями, всегда существуют настоящие скрытые каббалисты. Их может быть совсем немного в каждом поколении, но они выполняют необходимые действия по исправлению всего мира, и мир существует, пока есть эти люди. Такие люди могут находиться возле тебя, и ты никогда об этом не догадаешься.

Так вот, есть такие духовные проблемы в мире, решить которые может только группа каббалистов, а не отдельные люди. Такая группа представляет собой соединенные части одной разделенной души – я потом при случае объясню тебе, что это такое. Души членов этой группы могут возвратиться на землю через несколько столетий, и в виде совсем других людей еще раз соединиться в каббалистическую группу. Для них «сверху» поставлена задача.

Повинуясь внутреннему инстинкту, эта группа начинает работу по «исправлению». Она продолжает то, что делала несколько столетий тому назад! Это такой же инстинкт, как у рыб, у животных, которые в определенное время осознают заданную им природой задачу и начинают выполнять программу размножения, даже если они должны умереть из-за этого.

Эх, Хаим, если бы ты уже мог видеть, насколько все задано в этом мире, в этой жизни. Ты еще увидишь, и это поможет тебе записать наши беседы в виде книг. Так вот, души той самой группы каббалистов еще появятся вместе через несколько столетий, и если человечеству повезет, сделают очень много важных вещей…»

Однажды, спустя несколько месяцев с того дня, как я начал учиться у рава Ицхака Лурия, меня вдруг охватило страшное отчаяние.

Это было не просто отчаяние, это чувство, охватившее меня, было замешано на безысходности и страхе. Я вдруг поймал себя на мысли, что все, что я слушаю на уроке, все, что с таким увлечением объясняет рав Ицхак, я не понимаю. Не вдруг, а все время не понимаю, и не понимаю все больше и больше.

Все, что он говорил, превратилось для меня в массу звука, в монотонные мелодии отвлеченных фраз. Я видел как другие (а многие из этих «других» были уже большими каббалистами) кивали ему головами, спрашивали какие-то вещи, в которых я ничего не мог уловить, не мог внутри себя сопоставить это ни с чем мне знакомым…

Мне хотелось биться головой о стену… Чтобы что-то вошло в эту голову! Я с трудом дождался конца занятия, уже среди урока несколько раз я хотел вырваться, выскочить из этого зала синагоги, где, казалось, все вокруг против меня. Я не мог с этим жить…

Я решил во что бы то ни стало поговорить с АРИ после занятий, но внутренний голос твердил мне, что это уже бессмысленно, и что, видимо, это изучение каббалы не по мне, не дорос еще. Для этого, видимо, человек должен располагать каким-то особым складом ума.

Урок закончился, и я стал ждать, пока люди разойдутся. Вдруг кто-то со стороны входа подошел к АРИ и очень тихо произнес, что его ждет молодая женщина. АРИ вышел из синагоги. Перед ним стояла необычайной красоты молодая женщина. Видно было, что в ней борются самые противоречивые чувства: еврейский закон не очень позволял ей просто так подойти и начать разговор с мужчиной, а кроме того ее буквально трясло от страха, потому что про каббалистов вечно распространяют какие-то никем не проверенные слухи, которые наводят на непосвященных жуть и священный трепет. Но если она пришла, несмотря на все это, значит, что-то очень важное привело ее.

АРИ смотрел на нее и ждал, что она начнет говорить, но она не могла выдавить из себя ни слова, стояла, опустив глаза, и не могла выйти из оцепенения…

Внезапно из ее глаз хлынули слезы и она начала что-то быстро говорить, но все было непонятно, кроме слова «благословление». АРИ стоял не двигаясь. Он смотрел сквозь женщину и, казалось, вообще не видел ее. Тогда она внезапно успокоилась, истерика прекратилась, и она сказала:

«Рабби, великий рабби. Все говорят о том, что вы можете делать любые чудеса. Многие рассказывают о таких чудесах, что в это просто трудно поверить. Я не буду мучить вас рассказами о моих несчастьях. Мне говорили, что вы только смотрите на человека и этого достаточно, чтобы знать о нем все. Я только прошу Вашего благословления, дайте мне его, дайте, дайте…»

АРИ нахмурился, потом лицо его разгладилось, и весь вид его выражал недоумение. Он не то чтобы колебался, он вдруг стал как ребенок, который никак не может понять, что это за женщина, какое он имеет к ней отношение, что он должен ей дать и какой помощи она от него ждет? Они оба застыли – он и женщина – и простояли так несколько мгновений, но мгновения эти как будто выпали из общего движения времени. Вместе с АРИ все замерло. Он повернулся и сказал так, чтобы его слышали все стоящие вокруг:

«Я не фокусник и не колдун. Я рав. Я рав, занимающийся величайшей наукой в мире – каббалой. Я не должен изготавливать камеи и читать заклинания. Я каббалист и все мои действия должны быть направлены на исправления мира. В вашей просьбе и просьбах таких, как вы, есть то, что я не должен делать, то, что не входит в мои обязанности и полномочия. Я не должен заниматься исправлениями действий Творца.

АРИ так произнес эту свою фразу, что любое произнесенное сейчас слово выглядело бы как оскорбление. Все, что я хотел сказать ему про свои «понимаю – не понимаю», стало мелким, невесомым, глупым. В конце концов, мне стало стыдно за эти свои мысли и за то, что такого великого человека я занимаю своей болтовней. Но он сам подошел ко мне, посмотрел мне в глаза и спросил:

«Что ты хотел сказать мне во время урока? Говори, не стесняйся. А, впрочем, я сам прекрасно понимаю, что тебя мучает. Ты что думаешь, все эти люди, которые сидят и слушают, что я говорю, и при этом многозначительно кивают головами, понимают что-нибудь? Большую часть того, что я говорю, я произношу только потому, что это должно быть произнесено, должно быть вынесено в наш мир. Это должно быть прочувствовано нашим миром. Если бы это вошло в каждого, хоть немного, хоть чуть-чуть вошло бы в мир тех, кто сидит на моих уроках, это изменило бы все вокруг. Ведь каждый человек – это огромный мир, это огромный отдельный мир, и все находится в нем, все находится в человеке, и Творец его тоже находится там, внутри человека! Ты поймешь это, ты увидишь, ты почувствуешь…»

На следующий день с раннего утра мы с АРИ направились в сторону озера Кинерет. Я очень любил ходить с АРИ, потому что мог беседовать с ним на темы, которые мы не затрагивали на уроках. При этом самая большая проблема моя была в запоминании: я не имел никакой возможности записывать все, что говорилось, и вся надежда была – только бы не забыть.

Меня волновали самые разные вещи, на первый взгляд не имеющие никакого отношения к каббале: вопросы астрологии, еврейского календаря, соответствие тела человека духовным корням, даже географические карты. Этому тоже есть объяснение в каббале, ведь даже у каждого государства есть свой корень в духовных мирах.

Так в разговорах мы пришли на берег озера. Там на берегу жил один рыбак, который благоговейно уважал АРИ и к каждому празднику обязательно приносил ему несколько огромных рыбин. АРИ также помогал ему с какими-то расчетами, ведь рав Ицхак Лурия был большим знатоком торговли. Он очень любил повторять, что если бы не его занятия каббалой, он наверняка был бы очень богатым человеком.

«Сейчас мы с тобой совершим небольшое плавание», – сказал АРИ, и мы поволокли двухместную лодку к озеру. Как правило, я не спрашивал у него о цели того или иного действия, я старался просто выполнять. То, что я должен был узнать, я и так узнавал.

Мы выплыли на середину озера и стали крутиться, как будто АРИ что-то искал. «Здесь!» – вдруг воскликнул он, и мы остановились. Легкий водоворот кружил лодку на одном месте. АРИ взял кружку и зачерпнул ею воду.

«Пей – протянул он мне кружку – пей все залпом. Это место – тот самый блуждающий колодец Мирьям, о котором все говорят и никто, как обычно, ничего не знает. Пей, и все знание каббалы откроется тебе. Ты постигнешь духовные миры, в которых находится все: причины и следствия всего происходящего, прошлое и будущее. Ты познаешь самого Творца…»

То, что открылось мне в ту минуту, невозможно передать словами. Это был удар! Что бы вы ни представляли себе о духовном, как бы вы ни мечтали об этом духовном, об открытии в себе этого нового свойства – духовного видения – вы даже не отдаете себе отчет в том, как далеки вы от истины!

Это ощущение разверзшейся земли под ногами, это опьянение от познания абсолютной красоты и совершенства… Нет, это все не те слова… Человечество даже не представляет, каким бедным языком в действительности оно обладает! Словами мы ничего не можем по-настоящему выразить! Ничего! Наш язык не готов для того, чтобы выразить духовное. Мы настолько примитивны с нашими угловатыми мозгами, чтобы понять, что же такое духовное, высшее. Понять это невозможно. Это можно только почувствовать – почувствовать сердцем, плачем, песней, бессонными ночами.

И это нужно постичь, прожить, потому что это может заполнить только то место в человеке, которое он подготовил в себе для духовного. Это – как десятилетиями искать маленькую дверцу в огромной километровой стене и вдруг найти там, где как будто бы искал все время… Нет, этого не объяснить словами…

АРИ смотрел на меня и улыбался – уж он-то точно знал, что со мной происходит. Только с ним я мог обсуждать происходящее со мной, потому что он с высоты своей чувствовал, что стоит за каждым моим словом.

И я вдруг ясно увидел, что также понимаю каждое его слово и мы с ним как монолит, как одно целое. Да, на нас держится все человечество, все люди. Души их представляют собой одно целое, как сообщающиеся сосуды. Как Кинерет, переполняясь, через маленькую речку вливает свежую воду в Мертвое море, так и каждый постигающий духовное наполняет новой струей жизни все человечество.

Внезапно лицо АРИ стало необычайно серьезным, он закрыл глаза и тихо-тихо начал говорить.

«То, что я проделал с тобой, – сказал он, – обычно никто и никогда не делает. Я тоже не расположен баловаться, у меня просто нет выхода. Я уже говорил тебе, что я знаю о том, как мало времени мне отпущено. Я не знаю точно сколько, но… Это совсем мало, может быть, полгода, может, год. Для того, что я должен сделать, это действительно очень мало. И я хочу успеть не только выполнить очень важные исправления в мире, но и оставить после себя человека, который опишет в книгах совершенно новую систему каббалы.

До сегодняшнего момента изучать каббалу и быть связанными с Творцом могли только единицы. С настоящего времени и далее, благодаря моим исправлениям в духовных мирах, каббалой смогут заниматься уже не единицы, а те, кто просто будет этого желать, даже женщины и дети. Наше время – это начало совершенно новой эпохи в жизни человечества. Все более и более тяжелые и неисправленные души опускаются в наш мир. Они требуют особого исправления, которое невозможно без изучения каббалы.

Каббала – это методика постижения Творца. Каждое новое поколение требует некоторого обновления этой методики, потому что, не постигнув Творца, не увидев и не прочувствовав Его свойств, душа исправиться не может.

Перед началом каждого нового этапа в наш мир спускается особая душа, душа праведника, которая облачается в человеческое тело и пребывает в этом мире, чтобы передать людям новую каббалу и произвести соответствующие исправляющие действия.

Так же и я не просто послан в этот мир. Душа моя уже прошла ряд очень важных кругооборотов. Я не могу рассказывать тебе обо всем, это большая тайна, и может, ты когда-нибудь сам поймешь логику моих появлений на Земле. Могу только сказать, что я, моя душа – это следующее воплощение рабби Шимона, написавшего Зоар. Я говорю тебе все это только с одной целью – ты должен будешь организовать сохранение и распространение новой системы каббалы, описать всю эту систему в книгах и обеспечить ее охрану от представителей старых школ.

Посмотри: рав Моше – большой каббалист, написал много книг по каббале, признанный авторитет. Он не только не понимает, о чем я говорю, но и первый будет от непонимания извращать все, о чем я говорю. Так что прячь все свои рукописи, следи, чтобы не попали они в нечистые руки. Все-таки это тайны всего мироздания.

Эпоха, которая начинается сегодня, продлится около 400 лет. Ты даже не представляешь, что будет происходить через 400 лет… Но только если мы с тобой правильно сделаем все что нужно.

Сегодня каббала – это нечто элитарное, она обособлена от всего, и очень мало людей занимается ею. Ты видишь, какое враждебное отношение это вызывает среди якобы больших раввинов. Они проверяют меня на знание Торы и Талмуда. Лучше бы проверили себя, насколько преступно неверно их отношение к изучению этих книг.

Примерно через 300 лет ситуация станет катастрофической. Почти не останется людей, знающих, что же такое каббала, а через 400 лет основная масса «духовных учителей» даже не будет знать, что духовная связь с Творцом действительно существует.

Это будет страшная эпоха. Раввины будут заниматься политикой и бизнесом, преследовать тех немногих, кто еще чудом будет полулегально проповедовать настоящую каббалу. «Каббалистами» будут называть себя люди, зарабатывающие на жизнь продажей благословений и всевозможных талисманов – «камей». Зато слово каббала будет на устах у всех. Гадалки на кофе и картах тоже будут попадать в разряд каббалистов, и к ним будет стекаться огромное количество праздно любопытствующих.

Это будет ужаснейшее время, но оно пробудит в людях интерес к каббале, и постепенно, когда вся эта шелуха отвалится и люди поймут, что это все не настоящее, а игра и мошенничество, – тогда возникнет интерес к настоящему, и люди начнут искать не чудес, а настоящей связи с Творцом.

Придут люди, которые, как мы с тобой сегодня, создадут новую систему каббалы, и она приведет массы людей к постижению Творца.

Каждое поколение – это совершенно новое поколение, новый тип душ. Поэтому отцы всегда не понимают детей, а дети – отцов. Ведь не просто так одни люди умирают, а другие рождаются. Да и места на Земле не просто так существуют. Страны и государства – это тоже скопления душ в соответствии с их типом и характером их исправления.

Говорят, если будешь плохо вести себя в этой жизни, в следующей тебя накажут. И человек ждет, веря, что в следующей жизни его поставят в угол и не дадут сладостей, или что его будут жарить на огне, и это будет называться адом.

А ведь все намного проще: в следующей жизни, если это будет входить в планы Творца, человек родится в таком месте нашей планеты, где жизнь сама по себе уже является наказанием, или, возможно, его зажарят людоеды на праздник, и он таки почувствует адский огонь.

Каждое поколение имеет свою специфику, свой характер, свои свойства. И диалог с Творцом каждое поколение должно вести на языке, понятном этому поколению. Души, появляющиеся в мире, будут все грубее и грубее, и требовать они будут языка все более и более простого. То, что ты опишешь в своих книгах, через несколько поколений будут снова редактировать и пояснять, а еще через несколько столетий люди вообще не будут понимать, что здесь написано. Потребуются совершенно новые комментарии, и постепенно они станут настоящими книгами, описывающими путь к Творцу.

Появится новый каббалистический язык, и может быть, не один. Чем ближе человечество будет приближаться к времени Машиаха, тем большая разница будет чувствоваться между поколениями, тем динамичнее будут развиваться события в мире. Технический прогресс приведет к тому, что Земля станет маленькой-маленькой и люди всей Земли потянутся к каббале, потому что не будет другого способа понять, какова же цель нашего пребывания в этом мире.

Тогда моя душа вернется на землю в новом виде, и я дам новое объяснение тем новым людям. И если человечество будет готово, то появится и та группа каббалистов, которая ждет своего воплощения с XIII века.

Люди будут искать в каббале смысл жизни, потому что все их верования и теории заведут их в тупик. Они будут искать любой возможности попасть в Эрец Исраэль, сами точно не отдавая себе отчет в том, зачем они это делают.

Это будет необыкновенно интересное время, конец шестого тысячелетия. Будут происходить события, во многом похожие на то, что описано в Танахе.

Произойдут огромные переселения евреев по миру, появятся даже лжемессии, и большие группы евреев-ортодоксов пойдут за ними. Это будет привносить в мир все больший и больший переполох, пока люди не увидят, кто стоит за всем этим. Они увидят Творца…»

Все это великий АРИ говорил своему первому ученику Хаиму Виталю. Он говорил о нашем времени.

Реклама