Школа нужна не тем, кто в нее ходит

Педагогическая антропология (учение о человеке как о воспитателе и воспитуемом одновременно) пережила три рождения. Ее исходные принципы провозгласил в 19-м веке К. Д. Ушинский. В 20-м столетии Антуан Сент-Экзюпери дал ей поэтический девиз: «Я весь из моего детства». И уже на подходе к 21-му веку Борис Бим-Бад, академик Российской академии образования, превратил ее в реальную науку.
Борис Бим-Бад
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

В преддверии нового учебного года наш корреспондент Валерия Важенина встретилась с Борисом Михайловичем и взяла у него интервью.

«Вычитать и умножать, малышей не обижать, учат в школе, учат в школе, учат в школе…» – поется в известной детской песенке. Это действительно так – школа дает ученикам обширную информационную базу. Но в итоге получается, что дети выходят из школьных стен без малейшего представления о смысле жизни, о своем предназначении. Это ли не трагедия? Зачем же тогда все эти знания, если нет самого главного?

Школа не призвана учить смыслу жизни. И было бы ужасно, если бы она это делала, не давая человеку возможности самоопределиться и найти смысл жизни собственными усилиями.

Школа – это основы наук, дисциплины, модель взрослой жизни, когда от тебя требуют исполнения твоих обязательств. Она нужна для того, чтобы ребята не только дрались, но и учились общаться. Это хорошая тренировка способностей, раскрытие их всевозможными трудностями.

Но в основном школа нужна не тем, кто в нее ходит, а тем, кто управляет в данной стране. С помощью школы господствующим правящим группам нужно, во-первых, «недоразвить» человеческие способности, глушить их зубрежкой, чтобы дети учились еще и подчиняться идейно. А во-вторых, нужным образом подготовить детское сознание к войнам. Как это ни странно, но все школы мира натравливают учеников на другие народы и воспитывают ненависть к другим. В этом смысле особенно сильно влияние гуманитарных предметов.

Почему Вы так считаете?

Это общеизвестно. Независимые интеллектуалы раз в двадцать лет собираются в Европе и делают взаимную ревизию всех учебников истории, выпущенных за это время. Как раз на таких съездах было обнаружено, что одно и то же историческое событие во всех учебниках освещается националистически. Например, в Норвегии битву со шведами выиграли норвежцы, а в Швеции – наоборот. Что говорить о нас, о России…

Значит, школа – это зло, и если мы хотим вырастить миролюбивого ребенка, то ему туда ходить просто опасно?

Но попробуйте не ходить в школу – вы же не устроитесь в жизни! Главная задача родителей здесь – нейтрализовать вред школы и усилить ее пользу. Там есть и то, и другое.

Как это сделать?

Очень просто. Каждый вечер нужно спрашивать у ребятенка: «Что было в школе?» И, слушая ответ сына или дочери, ответственный и вдумчивый родитель что-то одобрит, что-то попробует нейтрализовать. Например, скажет: «Подумай, ведь есть же другие факты… Давай сопоставим».

Это, кстати, еще очень помогает не терять общий язык с ребенком по мере его взросления, да и самому ребенку – качественно подготовить домашнее задание.

На самом деле только родители могут помочь ребенку справиться со школьными трудностями. Короче, влияние школы на своего ребенка родители не должны оставлять без внимания. Это очень серьезно. В школе есть полезное – это бег, спорт, спецкурсы…

Общение, которое дает возможность понять, из каких страстей состоит мир…

Да. Ребенок начинает понимать, что те же страсти, которые живут в нем, от которых он не может избавиться, есть и в другом человеке. А иначе невозможно жить и взаимодействовать.

То есть он начинает видеть, что человек, который находится рядом, является отражением его же самого?

Очень точно. Все люди в глубине, в корне, в сердцевине, состоят из одних и тех же страстей, из одного и того же. Все остальное – модификации. На каком-то уровне мы все едины. Ведь отсюда и идут все заповеди…

Кстати, о корнях. Чем глубже я погружаюсь в изучение истории, тем больше убеждаюсь в том, что нового человечества не может быть по природе вещей. Очень долгое время мы лелеяли мысль о создании нового человека, его воспитании. И все эти опыты привели к ужасным последствиям.

На самом деле люди всех времен и народов, в общем-то, одни и те же. Новое человечество должно как-то включать в себя старое. Потому что в нем были и прекрасные и ужасные люди, и правильные и неправильные… Все было. Человек же не кошка и не собака, чтобы выводить новую породу.

А если подразумевать под новым человечеством не какую-то новую породу людей, а то же самое старое человечество, только правильно использующее свою природу? Речь идет не о физическом обновлении. Этим уже занимались фашисты, выводили новую породу совершенных людей – и безрезультатно. Не в мясе ведь дело…

Всегда были люди, которые постоянно самосовершенствовались и совершали невероятные подвиги. Если мы признаем, что мы – одно и то же человечество, имеющее свои корни, признаем преемственность, мудрость тысячелетий и величие подвигов наших предков, то это одно дело. Если же мы не учитываем этого, происходит разлад: каждое новое поколение считает, что оно лучше и умнее, чем старое. И получается конфликт поколений.

Почему он возникает на самом деле?

Он неизбежен потому, что молодость многого не знает, а старость многого не может. И из-за этого мы медленно развиваемся. Молодость нетерпелива, ей хочется решить вековые, мучительные, сложнейшие вопросы здесь и сейчас. Молодежь ненавидит предков, стариков, родителей, за то, что они не подготовили мир к тому, чтобы молодой человек вошел в него и занял бы в нем достойное место и мог бы свободно развиваться.

Он приходит и не может найти себе применения, его место занято. А мы не в состоянии это обеспечить, потому что колесо истории очень медленно, очень трудно движется, а само человечество – очень молодое, оно только-только начинает свое развитие.

Если взять из расчета 30 лет на одну смену поколений и 6 000 лет письменной истории, то за историю всей нашей цивилизации дети сменяли отцов всего 200 раз. Но ведь это же ничто! Мы только начинаем, но мы уже многое сделали и осознали. Мы – человечество – в общем-то, молодцы. Хотя, конечно, гады и негодяи.

Мне кажется, что за это время мы просто раскрыли, что надо быть ближе к корням…

Именно. И мы очень многое сделали. Посмотрите, какие достижения в науке! Мы с трудом уживаемся друг с другом, потому что природа человека эгоистична, и это правильно. И человек должен быть эгоистом. Иначе он не выживет. Ход истории выявляет это столкновение интересов, эгоизмов, жуткую борьбу, конкуренцию. Слишком часто в этой борьбе погибают лучшие, к сожалению…

С другой стороны это позволяет сделать какие-то выводы…

Абсолютно верно! Как говорил старик Кант, «человек неуживчив, но эта неуживчивость заставляет его развиваться». Иначе бы он мало двигался, ведь человек ленив по своей природе. Ему нужен овод, ему нужно, чтобы его кусали и заставляли двигаться вперед. И, мне кажется, это главный ответ на вопрос «почему мир не подготовлен, не оборудован к приходу новых поколений?»

Это общечеловеческая трагедия. Старые и молодые должны объединиться. Но мешает эта неуживчивость, эгоизм: старые считают, что они во всем правы, молодые – что они… Очень сложно соединиться.

Есть ли какая-то методика борьбы с эгоизмом, неуживчивостью, которая может стать этим самым соединяющим мостом между взрослым и молодым поколениями?

Конечно, есть! Эта методика называется «будь Человеком». В университете старость соединяет усилия с молодостью. Но это ничтожная часть человечества, однако дает мне оптимистическую веру в будущее, что все-таки именно на почве образования лучшее, что есть у старшего поколения, можно соединить с энергией, задором, нетерпением, силой молодого, и это даст плоды.

Если говорить о воспитании, то нужно, чтобы дитё с самого начала привыкло видеть во взрослом ребенка, только другого возраста. А мамы и папы должны преодолеть свой эгоизм и научиться смотреть на ребенка как на полноценного человека. Важно уважать в нем человека, преподносить все на том уровне, на котором он готов принять и понять. И тогда он привыкнет быть откровенным, делиться, будет знать, что его поймут. Вот такой мостик – рецепт нового человечества.