Раскрытие через обучение

Имея тысячи поклонников, теле- и радиоканалы, разветвленную сеть трансляции уроков, глава организации "Каббала ла-ам", д-р Михаэль Лайтман распространяет каббалистическое учение в Израиле и во всем мире.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

В интервью он рассказывает о том, как от семьи, едва связанной с еврейством, он пришел к руководству одной из крупнейших в мире каббалистических организаций. А также говорит об утопичном образе социалистического, антидемократического общества и удивляет аргументом в пользу того, почему он не требует от членов организации соблюдать заповеди.

Не то чтобы здесь, на земле, о которой мечтали наши праотцы, не бывало мероприятий покрупнее. Наша маленькая страна знала немало гигантских шоу в парке «Яркон», массовых съездов Хабада в «Яд Элияу» или футбольных матчей на стадионе в Рамат-Гане. И все же ежегодный конгресс организации «Каббала ла-ам», основанной д-ром Михаэлем Лайтманом, – это нечто иное. Возможно, не столько по количеству участников, сколько по высокому накалу, полной концентрации и уровню приверженности активистов внутреннему нарративу движения.

На этот конгресс я попал довольно-таки случайно, после того как мне несколько раз попались на глаза публикации о нем в соцсетях. Стоянка в тель-авивском Выставочном центре – одна из самых дорогих в стране, и когда я подъехал ко входу, до меня дошло, что для того чтобы провести длинный вечер в обществе участников конгресса, мне придется расстаться с трехзначной суммой. Я чуть было не пожалел, но басы, раздававшиеся издалека, завлекли меня внутрь.

Пройдя плотную зону проверки безопасности, я вошел в ангар №1, сразу получив огромное впечатление. Огромное пространство, раскинувшееся передо мной, было заполнено тысячами людей, которые стояли как зачарованные. Около сцены стояли примерно семьдесят знаменосцев с флагами различных стран и представители делегаций, прибывших со всего мира. Закрыв глаза, они монотонно распевали: «Возлюби ближнего, как себя».

Зона VIP-персон рядом с центральной сценой была опоясана красно-золотым веревочным ограждением. Как дети инстинктивно распознают человеческое тепло и тянутся к нему, так и политики распознают силу и сближаются с ней: за круглым столом тесно сидели спикер Кнессета Юлий Эдельштейн, министр транспорта Исраэль Кац, министр строительства Йоав Галант, министр экономики Эли Коэн, министр регионального сотрудничества Цахи Анегби, а также депутаты Кнессета Мейрав Михаэли, Йоав Киш и Йоэль Развозов. В центре – рав Лайтман.

Демонстрация силы

На этапе речей было заметно, что политики понятия не имеют, куда попали. Общий посыл был сходен и содержал, главным образом, высокопарные слова о важности «любви к ближнему, как к себе», и изучения каббалы. В продолжение на сцену поднялся рав Лайтман. С первыми же словами можно было заметить, что этот человек лишен всякой харизмы. Он не витийствует с жаром, не размахивает руками, не строит искусных или замысловатых предложений и не играет на чувствах, а просто говорит то, что хочет сказать.

Я вышел, чтобы побродить по комплексу. Среди прилавков с книгами и сувенирами на сценах стояли музыкальные группы и раззадоривали публику. Прислушавшись к словам, я обнаружил целый репертуар еврейских песен, которые вне группы никому не знакомы. Эти песни из внутреннего фольклора группы были написаны приверженцами рава Лайтмана на слова о единстве и братстве. Огромные экраны показывали тексты латинскими буквами, чтобы иностранные гости тоже могли присоединиться к непонятным мантрам на святом языке и подпевать.

На одном из прилавков раздавали флаеры колледжа «Каббала ла-ам».

Наряду с анонсами уроков и различных курсов мое внимание привлекла одна реклама: приобретайте выгодную профессию – обещало объявление. За 1550 шекелей вы прослушаете три курса, которые подготовят вас к продвижению маркетингового контента на крупных интернет-сайтах и в социальных сетях. Самые способные из вас будут приняты на работу по маркетингу товаров «Каббала ла-ам» за комиссионные.

С экономической точки зрения гениально: главным бенефициаром всей этой «пищевой цепочки» является организация.

Внутренняя рабочая группа

Я вернулся в ангар в перерыве между речами и выступлением певца организации Аркадия Духина и уселся у одного из столов, за которым велась оживленная беседа. Сидевшие там супруги Эфрат и Рони (имена вымышленные) поняли, что я не местный, и спросили меня:

– Вы здесь новенький?

– Да, я случайно наткнулся на объявление и приехал. В принципе, здесь потрясно, но что именно предлагает ваша организация? Что может искать здесь такой человек, как я?

– Скажите, вы религиозный?

– Мои родители соблюдают традиции, так что я немного в курсе.

– Мы изучаем каббалу. Вы знаете, что это?

– Это что-то тайное, верно? Каббала – это «Рентген»(прозвище рава Яакова Ифаргана), рав Пинто, магнаты, а еще некая книга, которую изучают только с сорока лет, или что-то в этом роде. Как она называется? «Зоар»?

– Да, мы изучаем Зоар. Но не так, как в упомянутых вами кругах. Здесь мы изучаем каббалу для внутренней работы. Чтобы раскрыть цель жизни и смысл жизни и присоединиться к намерению Творца.

– Но каббалисты – они ведь религиозные, разве не так? Вам не спускают указания, чтó можно есть, а что нет, не ездить в шаббат, ходить в микву и всю эту головная боль?

– Нет, нет, нет. Мы не религиозные. Каббала – это, вообще, не религия, а наука. В духовном нет принуждения. Идея каббалы – внутренняя работа, а не внешние заповеди, которые выполняются только технически.

Эфрат и Рони (32) живут в центре страны. Он из хай-тека, она работает в сфере неформального образования. В центр изучения каббалы пришли примерно пять лет назад после острого кризиса в семейных отношениях. В течение последних пяти лет Рони почти каждую ночь приезжает в центр организации в Петах-Тикве для ночных занятий, длящихся с 2:45 до 6:00 утра. Эфрат участвует в женских встречах в тель-авивском центре. Кроме того, они жертвуют организации маасер (десятую часть) из своих зарплат, вдобавок к оплате уроков. Этот уровень вложений, по любым меркам, впечатляет.

В обществе Рабаша

Спустя неделю я приехал, чтобы взять интервью у рава Лайтмана в центре в Петах-Тикве. Во время посещения меня сопровождают Орен Леви, контент-менеджер организации, Эли Винокур, докторант гуманитарных наук, активно действующий в организации вот уже десять лет, и Арик Принц, занимающийся в «Каббала ла-ам» связями с общественностью. И хотя я журналист, ищущий сенсаций, впечатление у меня было такое, что им очень важно рассеять туман, снять завесу и разрушить стереотип таинственнейшего из тайных обществ, свойственный подчас организациям такого рода. По ходу интервью, когда рав Лайтман говорит резкие или язвительные вещи, они смягчают его.

Перед интервью мы проходим по зданию. Организация располагается в большом квадратном здании в несколько этажей на границе Петах-Тиквы и Гиват-Шмуэля. В этом центре действуют две телевизионные студии с новейшими методами автоматического управления, бесперебойно вещающие на соответствующих каналах Hot и Yes, радиостанция, гигантская структура, работающая над переводом материалов на десятки языков, большое книжное издательство и система онлайн-курсов. Все вращается вокруг того, что Орен Леви несколько раз назовет «центром нашей жизни»: большой зал, где в ночные часы проводятся уроки, синхронно транслирующиеся на десятки параллельных центров в Израиле и за рубежом. Онлайн-участники могут также задавать вопросы в процессе урока.

Помимо того, организация оплачивает постоянную площадку для публикации статей рава Лайтмана на одном из ведущих новостных порталов Ynet и еженедельные колонки в газетах «Ха-арец» и Jerusalem Post. В прошлом публиковались также большие объявления в New York Times, вкладывая в это сотни тысяч долларов.

Начнем с краткой предыстории: рабби Йегуда Лейб Ашлаг (1884–1954) родился в хасидской семье и получил образование в гурской ешиве. По приезде в Израиль в 1921 году все свои силы вложил в каббалу, написав комментарии на Книгу Зоар и труды Ари. Две его основные книги — «Учение о десяти сфирот» и комментарий «Сулам» на Зоар.

После его смерти руководство перешло к сыновьям – рабби Баруху Шалому Ашлагу (Рабаш) и рабби Шломо Биньямину Ашлагу, а также одному из учеников рабби Йехуде Цви Брандвайну, за которого»уцепился» Шрага Берг, создавший «Центр каббалы», к которому присоединились Мадонна, Эштон Катчер и Деми Мур.

Рав Лайтман учился у Рабаша в тот период, когда у него занимались такие личности как юридический советник правительства Авихай Мандельблит (ставшим религиозным после встреч с адмором), рав Ури Шерки и рав Йерахмиэль Вейс. Он не получил официальное звание рава, а докторскую степень получил, отправляя работы в российский университет.

После смерти Рабаша произошел тяжелый судебный конфликт между его наследниками, и хасидский двор распался на несколько групп, конфликтующих между собой.

– Расскажите, пожалуйста, о своей биографии.

– Я родился в 1946 году в Витебске в семье евреев-врачей, едва связанных с еврейством: идиш и частично праздники. Хотел стать ученым, в университете изучал биокибернетику. В процессе изучения систем человеческого организма начал задумываться о смысле жизни. Эти вопросы с детства не давали мне покоя.

Работал в Институте исследования крови, был отказником на протяжении четырех лет.

В Израиль приехал в 1974 году через Литву. Рав Кук из Реховота провел для меня хупу (церемония бракосочетания), у меня родился сын. Я устроился на работу по техобслуживанию самолетов на базе «Тель-Ноф» и начал искать свой путь.

Полгода провел в Кфар-Хабад, немного в ешиве «Итри» и других иерусалимских ешивах. Тогда лишь немногие становились религиозными и раввины не знали, что делать с «русскими». Кто-то направил меня к раву Ицхаку Зильберману. Я немного изучал у него каббалу Агры, но не чувствовал удовлетворения. Потом попал к раву Фишеру из Реховота и оттуда – в центр Берга. На каком-то этапе понял, что все там несерьезно.

В 1979 году я совершенно случайно попал к Рабашу. Тогда мы ездили к Баба Сали, но, начав учиться у Рабаша, я понял, что это мое.

Поскольку я был единственным, кто приезжал на машине, а ему надо было ездить на процедуры, я возил его. Тридцать дней просидел рядом ним в больнице. Когда его выписали, я привязался к нему и начал учиться ежедневно – на протяжении 12 лет. Мы ездили на пляжи, в парки, к горячим источникам в Тверии. Он ложился на операции, выписывался, а я был его служителем и помощником.

Ощутить духовный мир

– Как возник ваш центр?

– Он спросил, знаю ли я других таких же как я, и я сказал, что знаю. Рабаш написал мне на фольге из-под сигарет цели общества товарищей и попросил организовать группу. Я пошел в центр Берга и сказал, что могу обучать их тому, чему учусь у Рабаша. Согласившись, они через несколько месяцев ушли оттуда и переехали к нам в Бней-Брак. С тех пор появилась трещина между мной и Бергом.

Я принес Рабашу печатную машинку, на которой он печатал статьи до самой смерти, написав порядка 400 статей о внутренней работе. В 1991 году, когда умирал мой отец, я полетел в Канаду, чтобы побыть с семьей. В тот же год умер и Рабаш.

Вернувшись, я собрал его ставших религиозными учеников, которых выгнали из ешивы. У меня было много материалов Рабаша, и я начал издавать их. Также стал участвовать в передачах Седьмого канала в Бейт-Эле.

Как-то раз по дороге нас настиг теракт и мы попали в больницу. Это было в 1995 году. В тот период и сформировалась первая группа. Мы начали в Бней-Браке. Когда учебное помещение переполнилось, переехали в Петах-Тикву, в старое здание. А когда и там не осталось места, четыре года назад перебрались сюда.

– В нескольких местах вы описываете каббалу как науку, не связанную с религией. Однако у науки есть очень ясные логические правила. Она основывается на выводах, сделанных посредством эмпирических, измеряемых методов, которые можно подтвердить повторным экспериментом. Каббала никак не отвечает этим критериям.

– Каббалист, правильно занимающийся наукой каббала, расширяет свои инструменты восприятия и начинает ощущать явления, которые изучает в книге. Они становятся для него зримыми и реальными, точно так же, как зримые научные явления – для ученого. Кстати, и у ученого есть инструменты, расширяющие границы его органов чувств, такие как микроскоп и телескоп. Они позволяют ему глубже исследовать систему. Каббала предоставляет метод, посредством которого человек может постигать и материальный, и духовный мир. Это раскрытие Творца творению в этом мире.

– Что означает расширение инструментов? Это и есть дух святости? В чем это выражается?

– Посредством этих инструментов я на различных уровнях ощущаю Высшую силу, властвующую над реальностью. Я могу устанавливать с нею связь и подключаться к процессу. Через изучение текстов я раскрываю глубину природы и Высшей силы, вижу и постигаю явления, непонятные обычным людям. Мне не нужны внешние инструменты, поскольку мои инструменты – внутренние.

– В Вас есть дух святости? В Ваших учениках есть дух святости?

– Не могу говорить о своих учениках, но да, в этом цель. Мы занимаемся анализом действий Творца по отношению к творениям.

– Как вы развиваете эти способности? Посредством медитации?

– Нет. Все достигается это посредством учебы. Но не обычной учебы, а учебы, которая сопровождается единением между товарищами. Как это было у учеников Рашби и Рамхаля, хасидов Бааль Шем Това. Мы занимаемся связями между нами и связь с Творцом устанавливаем посредством взаимного объединения и внутреннего поручительства. Это та сила, которая исправляет нашу эгоистическую природу.

Каббала без заповедей

К чести Лайтмана следует сказать, что снятие ограничений на массовое изучение каббалы началось еще во времена рабби Йегуды Лейба Ашлага. «Через пятьдесят лет мои книги будут читать так, как читают газету «Давар», – сказал основатель течения в 1945 году. Однако рав Йегуда Ашлаг и Рабаш до последних мелочей соблюдали Галаху. «Основа смысла жизни и наслаждения заключена в Торе и заповедях, и там находится высший свет», – написал Рабаш в «Биркат шалом» и добавил, что «человек должен верить, что даже малость в Торе и заповедях тоже очень важна».

Лайтман, с другой стороны, резко критикует еврейскую религию. По его словам, она есть не что иное, как «методика успокоения для человечества, не более». В своей книге «Два светила» он пишет, что «религия являлась решением в изгнании, сохраняя особый характер народа на протяжении тысячелетий. Однако она была адаптирована для закрытого общества, которое оберегает то, что есть, и не открывает дверь инновациям и переменам, несущим развитие».

– Рабаш подписался бы под изучением каббалы без соблюдения заповедей?

И тут возникает сюрприз. Вопреки написанному им, в интервью рав Лайтман описывает принятое им драматическое решение как тактику, проистекающую из прагматических соображений, связанных с желанием охватить как можно более широкую аудиторию:

– Это личное дело, и принуждение тут неуместно. Я заинтересован в том, чтобы все пришли и услышали об обязанностях человека в его мире, и никого не намереваюсь делать религиозным. На пороге Песах, мы испечем у нас мацу и будем соблюдать заповеди. Кухня у нас кошерная, внешне организация выглядит как религиозная, но не каждый обязан следовать этому. Кто молится – пускай молится, а кто нет – тот нет. Невозможно привлекать людей к исправлению свойств и избавлению от эгоизма, если от них требуется соблюдать заповеди. Это отталкивает. Я хочу, чтобы люди знали, чтó значит быть религиозным внутри. И чтобы приблизить их, я должен показать им тот внутренний посыл, который их влечет.

– Я могу понять это в отношении новеньких. Но если человек находится здесь каждую ночь в течение пяти лет и не достигает ничего даже в качестве устремления, это что-то говорит о методике, не так ли?

– Это отпугивает людей даже спустя много лет. Суть не в том, что ученики молились бы и соблюдали шаббат, если бы находились вне наших рамок. Между прочим, дети многих из них учатся в религиозных заведениях.

В центре поддерживается четкое разделение между женщинами и мужчинами. На центральный урок в Петах-Тикве приходят только мужчины, а женщины могут смотреть его дистанционно — через интернет или учиться в своих группах.

– Это вообще не вопрос, – объясняет рав Лайтман. – Кто изучает каббалу, тот понимает душу иудаизма изнутри и не нуждается в пояснениях, чтобы понять, отчего этот так. Сама учеба поднимает его на ту ступень, где он понимает, что так и должно быть, что в природе не должно быть никакой связи между мужчинами и женщинами. Наука каббала учит нас тому, что занятия должны проводиться раздельно. Я не знаю, что изучают женщины у меня в центре. Я не даю уроки только женщинам, каждая может получить все по компьютеру. Вступительные уроки смешанные, но после нескольких встреч все понимают, что надо разделиться.

Социалистическая мечта

Рабби Йегуда Лейб Ашлаг решительно поддерживал социалистические идеи, широко распространенные в его время. Ученики рассказывали о его встрече с Бен-Гурионом, на которой он пытался уговорить старика принять киббуцную идею как базу для формирования общества в молодом государстве Израиль, но утвердить ее на еврейском альтруистическом воспитании по принципу «любви к ближнему, как к себе». Отсюда проистекает огромная важность, которую последователи Ашлага придают учебной группе и отношениям между учениками.

Разбиение эгоизма происходит, в первую очередь, посредством абсолютной самоотмены перед группой и учителем. Как объясняет рав Лайтман в своей книге «Поручительство»:

«Человек должен следовать мнению общества. Он должен знать, что у него нет разумения, что сам он ошибается на сто процентов и что ему надо принимать мнение общества и идти выше своего знания. Если человек получает от общества мнения, намерения, решения, подход к жизни и отдает себя обществу, это означает, что он идет выше своего знания. Таким образом он побеждает прочие силы, которые просто путают его».

Общество здесь – это, разумеется, группа изучающих каббалу в «Каббала ла-ам». В «Беседах по «Шлавей Сулам» Лайтман добавляет: «Относительно человека, общество вне духовного устремления просто не существует. То же касается и остального мира».

В своей книге «Последнее поколение» Лайтман объясняет, почему вступление в мир каббалы приводит к отрыву ученика от прежнего общества:

«К науке каббала приходят самые ожесточенные. Правильнее определить их как бесчувственные к ближним. Очень развитый эгоизм человека, приходящего к изучению каббалы, выводит бесчувствие к ближним на столь высокую ступень, что он не ощущает ближних и не знает, как с ними взаимодействовать. Способные к учебе как бы покидают этот мир и чувствуют себя лишенными связи с ним. Они не могут подключаться к прочим человеческим сообществам и чувствуют себя одинокими в полном смысле слова».

– Социалистическая мечта Бааль Сулама бытовала в то время, когда киббуцное движение возлагало надежды на коммунистическую революцию и верило, что может привести к равенству и процветанию. Разве крах этой концепции не требует переосмыслить данное направление?

– Это вовсе не тот социализм. Киббуцы остались эгоистичными и не получили каббалистического воспитания. Они не понимали, что главное – это достичь любви к ближнему, как к себе, и что нужно передавать эту идею в качестве «света народам». Из-за этого и возник антисемитизм.

Мы говорим о коллективном обществе, базирующемся на глубоком равенстве между людьми, когда каждый получает то, в чем нуждается, и не требует большего – в силу полученного воспитания. Социализм должен выстраиваться как следствие исправления человека и его воспитания, а не наоборот.

В России пошли обратным путем, и результатом стал фашизм – они использовали эту идею в эгоистических целях. Бааль Сулам пишет, что поскольку русские не организовали в первую очередь воспитательный процесс и обрушили высокую мораль на неразвитых крестьян, результат оказался трагическим.

Поэтому прежде чем устремляться к социализму, необходимо провести общество через процесс созревания. Чтобы человек ощутил глубинную суть природы, то, как Творец управляет им. Уподобиться Творцу и вступить во взаимодействие с Ним. Общество не ради человека, а ради Творца – в этом суть настоящего иудаизма.

Кстати об антисемитизме, в книге «Взгляд на каббалу» Лайтман заявляет, что Катастрофа произошла из-за того, что народ Израиля не занимался каббалой:

«Ужаснейшее из бедствий, пришедшее в двадцатом столетии, Катастрофу, какой не бывало, евреи испытали потому, что наряду с возвращением в материальную землю Израиля нам надо было внутренне подняться до высоты духовной земли Израиля. Мы этого не сделали, и потому пришло наказание. Фактически, это не наказание, а силы природы, действующие таким образом».

Власть каббалистов

Разумеется, социализм требует глубоких перемен в структуре власти. В своей книге «Последнее поколение» Лайтман прямо пишет о власти каббалистов, которая установится в государстве:

«Каббалисты, обладающие постижением, будут находиться во главе всех комиссий и во всех силовых структурах общества. И они будут определять, кто станут последователями. Не будет возможности подавать апелляции на их решения или сменять их. Понятие «мнение большинства» будет неуместно в этом обществе в своем простом смысле. Человек, понимающий важность склонения перед руководством каббалистов и готовый повиноваться ему, как Высшей силе, достоин стать членом общества последнего поколения. Присоединяющиеся к этому обществу будут желать, чтобы каббалисты руководили ими, подобно народу, посылающему Моше говорить с Творцом за себя».

Разумеется, описываемая здесь логика окажет влияние на структуру власти:

«Таким образом, вся специфика и польза общества последнего поколения заключена в том, что группа лидеров-каббалистов будет показывать всем остальным, как продвигаться путем исправления. Общество будет управляться подобно структуре общей души – Адам Ришон, состоящей из верхней части, проверяющей и принимающей решения, и частей, исполняющих ее распоряжения. Задача других – как можно тщательнее соблюдать правила, установленные теми, кто обладает постижением. Тем самым они будут как «прах праведников» и соединятся с ними. Действуя так, каждый человек вернется к корню своей души, а все человечество – как единое целое, между частями которого нет никакого разлада, – присоединится к Творцу».

– Неужели и вправду демократия не подходит для исправления общества в духе каббалы?

– Когда речь идет о руководстве, первый вопрос в том, какого рода «человеческий материал» туда попадает. В исправленном состоянии все включаются в интегральное образование, цель которого – привести элементы общества к состоянию «любви к ближнему, как к себе». Я веду группу к пониманию того, что так они должны жить. В будущем это должно оказать влияние на власть и на государственное устройство. Антисемитизм – следствие того, что мы еще не живем так.

Но если вы спрашиваете о структуре власти, то да, надеюсь, что вместо Кнессета возникнет Синедрион, где будут находиться люди, знающие, какова цель воспитания, для чего существует народ Израиля, и действующие в соответствии с этими ценностями, чтобы развивать весь народ. Лидеры народа должны находиться на очень высоком духовном уровне. Они должны пройти курсы, получить соответствующее воспитание и прийти к руководству лишь когда они полностью понимают жизненное устройство.

Надеюсь, мы достигнем того состояния, когда будут созданы учебные заведения, и весь народ ощутит потребность сесть за учебу. Только так человек приведет себя в соответствие с действиями Творца. Это случится скоро, поскольку технологическое развитие подведет нас к тому, что 70-80% профессий исчезнут и люди останутся без работы. И они придут к пониманию того, что необходимо сделать из себя Человека.

Когда речь идет о будущей исправленной системе, следует понимать, что нет коротких путей. Только просветительский процесс во всем обществе, создающий новых людей, все более подобных общему закону «любви к ближнему, как к себе», сделает то, что требуется.

– Из-за этого вы хотите стать политической силой, баллотируясь в горсовет Петах-Тиквы и вступая в «Ликуд», что выглядит совершенно чуждым духу Рабаша?

– В горсовет Петах-Тиквы мы баллотировались потому, что здесь у нас большое сообщество. Однако мы вовсе не намереваемся сидеть и препираться в Кнессете. Организация «Каббала ла-ам» предназначена для всех. Нельзя, чтобы она превратилась в партию, из-за которой кто-то почувствует себя ущемленным или ограниченным. У нас десятки тысяч товарищей с самыми разными политическими взглядами и инициативами. Мы приглашаем всех. Здесь, в центре, никто не говорит о политике.

Критика контента

Идет ли речь о секте или о легитимной организации? Несмотря на апокалиптическую риторику и антидемократическую мечту, организация «Каббала ла-ам» не входит в черный список Центра пострадавших от сект. Страница, посвященная им на сайте «Яд ле-ахим», также больше фокусируется на нерадивом соблюдении заповедей и меньше – на жалобах касательно сектантских эффектов со стороны тех, кто покинул организацию.

Хотя, так было не всегда: в прошлом организация «Каббала ла-ам» противостояла судебным искам о силовом давлении с характерными сектантскими признаками и о нарушении авторских прав, однако значительный рост организации, по-видимому, привел к появлению более гибких условий и относительной свободе, данной членам группы.

Требование выплачивать денежный маасер не выглядит необоснованным в свете того факта, что речь идет о древней еврейской Галахе.

С финансовой точки зрения, согласно Государственному регистратору некоммерческих ассоциаций, ассоциация «Каббала ла-ам» отчитывается об имуществе в объеме порядка 50 млн шекелей, однако обладатели пяти наивысших ставок получают зарплаты в размере от 108 до 187 тыс. шекелей в год – без всяких сомнений, скромно.

В конечном итоге, основная критика организации вращается вокруг контента, который он «продает»: абсолютная достоверность, на которую претендует рав Лайтман, весьма далекая от нашего искушенного, скептичного мира; дихотомический апокалиптический взгляд в будущее; тотальное отрицание всех других духовных методик; отрицание демократии; и, возможно, также усиление атмосферы вознаграждения и наказания, согласно которой антисемитизм и беды вызываются потому, что народ не слушается его каббалистического предсказания. Правда, в этих смыслах, организация мало чем отличается от других религиозных движений, таких как Хабад, «Гур» и, возможно, также «Ар а-мор».

Ее путь, разумеется, отличен от них из-за отказа от соблюдения заповедей, а также из-за открытия каббалистических миров иностранцам. Однако есть немало израильтян, которые изучают Тору, не соблюдая заповедей. Так что нет причин по-другому относиться к организации в этом вопросе.

Последний момент – контент. У рава Лайтмана нет миров контента, имеющихся сегодня у выпускников немалого количества национально-религиозных ешив: хасидские источники, Гур, рав Кук или рав Шимон Гершон Розенберг, изучение философии и психологии. Впечатление такое, что это, более-менее, классическая каббала Ашлага.

В конечном счете, это предприятие, которому удается убедить десятки тысяч израильтян и иностранцев вкладывать немало времени и ресурсов в методическое изучение первоисточников. Его целевая аудитория – люди, для которых альтернативой подчас является идентификационный и культурный вакуум.

Йегуда Ифрах

Источник