Пробуждение Женщины

Всплеск темы сексуальных скандалов рассыпался мириадами животворных капель по информационным просторам, орошая мозги и фантазии населения нашей матушки-сети, и питая массу журналистской братии в СМИ.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Было мирное житейское море, найдет волна на волну, разойдутся… и вдруг — цунами! Тут не волны, и даже не люди сошлись, тут явно какие-то природные основы встретились. Какие? А вот давайте рассмотрим.

Основа первая. Из чего мы сделаны

Люди — они разные. Этот – «толстый и красивый парниша», тот — худой и кашляет. Однако, заглянув в историю, — чем, мол, природа наделяет людей, чтоб их разделить? — увидим, что ни стать, ни худоба ничего не определяют. Градуирует нас сила материала, из которого мы сделаны — эгоистического желания. У кого оно посильнее, тот скачет, весь из себя, впереди. У кого поменьше, те или чуть позади, на подхвате, или вообще сзади стадом трусят.

«Сильные», то есть более эгоистичные, устанавливали жесткие иерархические структуры общества и передачу статуса по наследству.

Однако материал, из которого мы сделаны, — он живой. Развивается. И те, кто веками сзади трусили, начинают ощущать свое «я» и оглядываться — а чего это мы тут стадом, как бараны, топочем?

Ближе к нашему времени процесс развития материала набирает силу. «Малые сии» проявляют норов, пошли революции. Было быдло — стали граждане. Политики, оседлав процесс, выдали идею вообще равных прав — страшно подумать! — для каждого. А для удобства капитализма, который свел все отношения к производству-купле-продаже, ввели демократию.

Цветиста и богата история развития человеческого эгоизма. Но нас интересует именно зарождение и усиление «я» во всех его частичках.  Да-да, во всех.

В общем, как читатель уже догадался, нас интересуют женщины.

Основа вторая, или «Песнь женщине»

Не сказать, чтоб не было в истории женщин-фараонов, императриц и прочих царь-девиц. Не сказать, чтоб не было случаев, когда женщина решала судьбы племен и народов. И эгоизма ей не занимать. Почему же цивилизация человеческая этакая «уж слишком мужская»? Срабатывает, видимо, некий дополнительный принцип.

Скакать, весь из себя, впереди, смотаться к звездам и обратно, строить и рушить государства, огонь у богов сперев, людям его, обжигаясь, притащить — ну, герой, спору нет… А будучи «негероем», обхаживать постоянно дом и кучу детей, пока он там по звездам шастает, давать жизнь во все новые государства, веками поддерживать тот краденый огонь и тепло — на это ни один былинный герой не способен. Просто не справится. Взвоет и убежит головы кому-то геройски рубить.

Мужик может построить дом, но останется этот «дом» безжизненным зданием, пока в него не войдет женщина и не развесит занавесочки свои на окнах.

Короче: есть общественные системы и есть одна малопонятная штука, называемая «жизнь». И есть женщина — основа, без которой нет жизни, дома, семьи. А без них не смогли бы строиться и рушиться времянки наших цивилизаций.

Вот он, принцип, причина «второстепенности» женщины в обществе: основу мы всегда воспринимаем как нечто ниже того, что благодаря ей произрастает. Земля, например: сколько ни поруби лесу, еще вырастит, сколько ни изничтожь ее богатств, еще выдаст…

Но, отложив эту, пока недопетую, песнь женщине как основе жизни, вернемся к нашему эгоизму. Расстались мы с ним как раз, когда, всходя как на дрожжах, он дарил ценность собственного «я» каждому человеческому существу. Женщины — они другой породы творения, но из того же теста сделаны. Вот и их зацепило процессом.

Это был прорыв!

Первыми восстали против бесправия, конечно, женщины Соединенных Штатов, когда те штаты еще за независимость воевали. А уже в середине 19 века — первый съезд по защите прав женщин.

Право голоса. В борьбе за равенство в голосовании под ударами женщин бастионы падали один за одним. Первой, конец 19 века, сдалась Новая Зеландия, затем Австралия, потом, после февральской революции, Россия.

Медицина. Для нас она неотделима от женщины, а первой женщине-хирургу пришлось делать блестящую карьеру военврача под видом мужчины. А Флоренс Найтингейл, в Крымскую войну за полгода уменьшив смертность в лазаретах с 42 до 2,2%, доказала: есть такое понятие «медсестра».

Авиация. Первая — Раймонда де Ларош, в 1909-м первый взлет, удостоверение французского пилота №36.

Журналистика, дипломатия, политика, военное дело… То были женщины, которые хотели не «отодвинуть мужчин» — то были женщины, которые чувствовали, что, добившись равенства, овладев «мужскими» профессиями, сделают мир лучше.

Война за доступность

Слава амазонкам? Несомненно. Но амазонок — единицы. А тесто эгоизма, пыхтя, стало пышно всходить во всех. В массах. А для человека массы мир тогда лучше, когда доступно все.

«Все» — это, понятно, вещи базисные для живого существа: еда, безопасность и секс. С доступностью еды и безопасности капитализм вкупе с социальным государством кое-как справились. А вот доступность секса массам пришлось завоевывать в ходе сексуальной революции.

Женскому же массовому движению за равенство полов эта революция позволила открыть новый фронт борьбы — сексуальность. И — победа за победой: стала обвиняемой и подсудной мужская сексуальная инициативность, и введена в бой сексуальная провокация с боевой раскраской, подчеркиванием сексапильности и обнажением.

И если спросит свежеприлетевший инопланетянин: кто тут на фотографии коллектива фирмы самцы, а кто самки? — ответить можно исчерпывающе: полуголые — это женщины, полностью одетые — мужчины.

На войне как на войне. Но на войне за доступность всего рушится то единственное, в чем теплится малопонятная штука, называемая «жизнь»: семья и дом.

Основа третья, которой скоро на слом

Странно, нормальное природное явление — рост ценности «я» каждого человека — разрушает другое нормальное природное явление — семью и дом. Чтобы понять механизм, рассмотрим еще одну основу.

Так вот, сутью человеческих взаимоотношений есть использование других для собственной пользы. И природным сексуальным влечением партнера тоже пользуемся, каждый для своих целей.

Но и в этом мы разные. Жизнь мужчин — играя и ошибаясь, строить и разрушать. Поэтому секс не является частью жизненных целей мужчины.

Для женщины секс — это важная часть ее природного предназначения: давать и поддерживать жизнь. Поэтому и восприятие секса у нее несравненно богаче, и использование партнера намного более многогранное и многоцелевое. Это и сексуальное удовлетворение, и ощущение стабильности, и приобщение к статусу партнера, и получение за секс то, чего сама достичь, или сделать, не можешь.

Мужчина в этом очень примитивен. Пользуется сексом только для удовольствия, ну еще для подтверждения самооценки и статуса. Отношение облегченное, поверхностное, каковое он и на женщину переносит, типа — она свое удовольствие получила…

И хотя подмоченные волной борьбы с домогательствами, мужчины пытаются прилежно возмущаться, но, по природе своей, не могут сообразить: а че стало? Ущипнул? Переспал? Ну и?

Действительно, и мужчинам, и женщинам трудно понять, что так вот, под шумок борьбы всех со всеми, уходит с исторической сцены цивилизация эгоистического использования друг друга. Уходит с дикими кризисами — в экономике, культуре, морали — с цунами скандалов. Природный рост человеческого «я» продолжается, а вслед за ним летят турбулентные завихрения безудержного эгоизма. И все поспешно пользуются, пользуются, пользуются, извлекая напоследок корысть из чужих постелей, возможностей, желаний, должностей…

Кризис всех нас «додавит». Заставит мужчину и женщину прийти к новой цивилизации жизни, а не разрушения. К новым основам отношений — взаимопомощи и любви, а не узаконено эгоистического пользования друг другом. Зачем? А потому что только при новых основах рост ощущения самоценности каждым человеком не будет разрушать то, в чем лишь и может теплиться жизнь: семью и дом.

Но сделать это мужчина и женщина смогут только вместе, рука об руку. А иначе зачем было женщине пробуждаться, как Человеку, и входить в общество на равных?