О пользе испытаний

В жизни каждого человека настает период, когда детские иллюзии уступают место реальности. В жизни человечества это происходит прямо сейчас.
каббала
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

История человеческой цивилизации насчитывает тысячи лет. И хотя «декораций» за это время было множество, сцены действа каждый раз похожи. Рождался человек, жил, как уж выходило, и умирал.

У многих выходило так себе – они довольствовались малым, по желанию или поневоле. Других «цепляло» что-то, и они пускались в погоню за деньгами, за славой, за властью. Кто-то завоевывал сердца, кто-то подчинял умы, кто-то знал меру, кто-то «шел по трупам». Кого-то прельщала философия, кому-то требовались знания о мире и ради них он отказывался от прочих благ.

Но в каждом поколении были единицы – особенные, странные люди, в которых срабатывал другой контур, горел другой огонь. Костью в горле стоял у них вопрос: «Зачем живем?»

Нет, они были нормальными людьми, жили как все, не чурались «прописных» услад. Но даже при деньгах, даже во власти внезапно останавливались, внутренне замирали – и задавали этот проклятый вопрос…

А может, не проклятый, а счастливый? Как проверить? В чем он, смысл жизни?

Под взглядами истуканов

Авраам – знатный священник в Древнем Вавилоне, сын самого придворного жреца – вдруг отворачивается от идолов, на которые отличный спрос в его лавке, и задумывается о жизни, о чем-то большем.

И стал раздумывать день и ночь: как может вращаться это колесо без управителя? Кто крутит его? Ведь не может же оно крутиться само? Никто не учил его и не вразумлял, и был он ввергнут в Ур Халдейский, в среду глупых идолопоклонников. Рамбам

Духовные открытия не происходят сами собой. Им предшествуют вопросы, сомнения, страдания. Сначала надо выйти из уютной ниши, разбить в себе идолов – общепризнанные «истины» – и пуститься в поиск, в исследование, в тернистый путь познания.

По сути, это «бунт на корабле», восстание против привычного образа мысли, против «правильного» взгляда на мир, и даже против собственной природы, которая боится таких вопросов и шарахается от них.

Одним словом, Авраам вступил в противостояние с царем Нимродом. И именно благодаря этому стал Авраамом.

Ведь Нимрод для вавилонян – не просто царь, диктатор. Он «бог на земле», олицетворение абсолютной силы и власти. Никто не мог сравниться с ним в могуществе и коварстве. Его боялись, пред ним благоговели. Бросить ему вызов значило заранее обречь себя на гибель.

Однако Авраам уже вышел из-под влияния испорченной человеческой взаимосвязи с ее божками. Он не был наивен, не витал в облаках и вовсе не шел на верную смерть – он шел к жизни в отдаче и любви, изучал свойства духовной системы координат.

Он прорывался к новому, и старое было не властно над ним. Собрав единомышленников, он увел их прочь из Вавилона, из закоснелого мировоззрения – и в итоге «повернул» всю историю человечества.

Так наука каббала впервые открылась миру и продемонстрировала свой колоссальный потенциал. Мало кто мог оценить и реализовать его, но с тех пор появилась альтернатива эгоистическому пути и он перестал быть единственной опцией по умолчанию.

Убить египтянина

Огромной силой обладают одиночки, задумавшиеся о смысле. Моше, как и Авраам, имел в жизни «все». Он был ближе к Фараону, чем Авраам к Нимроду. Но однажды словно проснулся, потребовал сути, огляделся по сторонам, разглядел себя самого и обнаружил, что вся его жизнь подчинена Фараону, эгоизму, корысти, выгоде за счет других. Он думал, что властвует над египтянами, а оказалось, он служит им, этим жрецам себялюбия и эгоцентризма. Оказалось, они вокруг него и в нем. Да-да, в нем самом – подкупают его хорошей жизнью в клетке эгоизма.

Тогда Моше убил в себе египтянина – и тотчас оказался в «оппозиционерах», ступил на путь сопротивления. Ему пришлось сбежать к Итро и начать все с начала, с нуля, чтобы добраться до истины. Запинающийся, сомневающийся, он вовсе не планировал стать предводителем народа. Но понял, что это веление времени, что дело даже не в Фараоне, а в человечестве, которое, под пятой эгоизма, вечно выбирает кровавую стезю.

И Моше встал против царя египетского, который шепчет человеку: «Нет никого, кроме меня». Встал против власти эгоизма, гордыни, вечного разобщения, чтобы с этой точки прочертить в человеческой истории новую линию, путь целого народа, названного «Исраэль».

Только так и можно развиваться – в подъеме над собой, в противоборстве с противниками. Они придают нам сил, заставляют работать, дерзать, тянуться вверх. А на самом деле – даже не они сами, а единый закон Природы, ее фундаментальная диалектика, посылающая нам тернии, за которые следовало бы благодарить…

Дорога сквозь века 

Моше придал народу мощный импульс, перевел его в новое состояние, позволяющее вступить в землю Израиля, иными словами, в желание отдачи – и поселиться, обосноваться, отстроиться в нем. И народ Израиля пошел дальше: строил Храмы любви, падал в ненависть и междоусобицы, навлекал на себя внешних врагов: вавилонян, греков, римлян. Цивилизации, империи раз за разом сжимали кольцо, разоряли страну, убивали, изгоняли из внутреннего союза сердец – и вызывали ответный порыв к единству. Каждый раз они возвращали евреев к корню, к наследию Авраама, к горе ненависти (Синá), под которой они стояли станом, готовые погибнуть, но не сдаться.

Это наследие заложено в еврейском народе очень глубоко: в генах, в эпигенетике, в системных параметрах, на уровне BIOS. И порыв этот неистребим, потому что служит противовесом разрушительных сил для всего человечества. Испокон веков оно колебалось меж двух тенденций: к разобщению и сплочению. Их амплитуда росла тысячелетиями, пока мир не собрался, наконец, в единый глобальный клубок, раздираемый непримиримыми противоречиями.

А народ Израиля тем временем переживал самое долгое свое изгнание из единства – две тысячи лет, пропитанных страданиями и болью. За это время евреи рассеялись по всей земле, по всей «территории» человеческого эгоизма, и, сами того не сознавая, развернули в общей системе сеть, готовую к приему новых, альтруистических позывных.

Ведь то, что начал Авраам, не должно навеки оставаться уделом немногих. Человечество – единый организм, и мы уже начинаем это понимать.

Эпоха конца иллюзий

Если отсюда, из XXI века, оглянуться на пройденный путь, мы увидим, что история вела нас к тупику. Точнее, к исходному конфликту Авраама и Нимрода, в котором они уже не могут просто расстаться, разойтись, чтобы двигаться дальше своими путями.

Ведь Нимрод в свое время стоял за прогресс, за новые технологии (особенно в строительстве Вавилонской башни), даже за свободу – в его понимании. Да, пускай человек будет хозяином своей жизни, пускай строит башню до небес, чтобы даже они обслуживали его запросы.

А Авраам, как будто наоборот, задерживал «движение к счастью», объясняя, что за ним кроется разрушительный потенциал, что никакое это не созидание, потому что эгоизму всего будет мало и в итоге, на руинах своих «свершений», он останется ни с чем.

Строить можно только на твердом фундаменте нерушимой доброй взаимосвязи между нами. И вот тогда это – подлинный прогресс, движение вперед, любовь к ближним, а не использование друг друга…

Однако мировоззрение Нимрода, конечно же, преобладало, и его последователи, тоже со временем расселившиеся по всему миру, достигли в наши дни пределов развития. Сегодня на глобусе больше не осталось места. Человеческий эгоизм исчерпан и впервые начинает давать сбои. Раньше он бурными всплесками разрывал оковы – теперь, пресыщенный, доваривается в собственному соку.

Мы, конечно, строим планы на будущее, но это тактика, а не стратегия. Решаем проблемы по мере поступления, но слишком многое откладываем на потом – своим детям. Не видим впереди чего-то высокого, стоящего больших усилий, манящего.

Свобода вырождается в потребительство, мечты скукоживаются, мир сжимается. Современные технологии показывают его весь, как на ладони. Впечатление такое, что планета «вывернулась наизнанку» и теперь мы живем не на ней, а в ней. Вместо горизонта у нас – закуклившаяся, замкнутая на себя «картинка», обозримая, понятная, динамичная, но не способная ничем удивить. Глобальная, но не сближающая людей по-настоящему.

За Авраамом

К этому нас привело наше эго и никто другой. Привело страданиями, бедствиями, буераками, минными полями, кривыми путями бесконечных амбиций, стяжательства, раздора. Все это время человечество отвергало прямой вектор Авраама к единению, надеясь, что сможет как-то обойтись без него. Но сколько ни строило идиллию на слоганах и лозунгах, все равно получалось на чьих-то костях и совсем не идиллия…

Эта экспансия человеческого естества не могла длиться вечно. Как только мир стал «круглым», линейный путь закончился. И встал во весь рост вопрос Авраама: что приводит в движение эту сферу наших страстей? Что там, за ней? В чем ее смысл?

Подобно Алисе, мы вырастаем из сказки, из своих фантазий и былых чаяний. Нимрод еще держит нас железной хваткой, требуя «вернуться в реальность», но Авраам пробуждается, и он не подвластен старым догмам. Все возвращается к нему, к открытому им закону всеобщего единства, с которым мы так и не научились работать.

И потому каббала становится в наши дни достоянием миллионов людей во всем мире. Они понимают, что путь Авраама – это не обычаи и традиции, не обещание загробных благ, а именно путь, которым можно идти! Более того, уже нет времени кружить вокруг да около.

Каббала нужна тогда, когда обостряются внутренние противоречия, а они обостряются и еще как! Она нужна, когда исчезают привычные ориентиры и нам требуется помощь, руководство, чтобы пройти «меж теснин». Она нужна тем, кто уже реально или пока что подсознательно чувствует тупик – и принимает это не как проклятие, а как шанс, которым необходимо воспользоваться.

Реклама