«Но у нас собой было…»

Как с цепи сорвались, честное слово… Иерусалим объявили не нашим, Храмовую гору, Хеврон... Бомбы резолюций и постановлений сыпятся из пикирующих на нас комиссий и учреждений ООН и ложатся все гуще.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Прицельно бьют.

Не страшна нам бомбежка любая…»

Бьют по объекту древнему и живому — по нашей связи с нашей же землей.

А боевой опыт подсказывает, что когда бомбардируют ценный объект и того и гляди дождешься прямого попадания, прежде всего нужно сделать две вещи: установить дальнобойные средства огневой защиты, а сам ценный объект обложить хорошенько мешками с песком.

Дальнобойные средства наши уже, вроде, пристреляли цели: то миллион взносов в фонды нападающих отменят, то два. То очередной музей наследия еврейского создадут, то центр древностей. Археологи опять-таки, из своих раскопок лупят прицельно по мировой общественности вновь найденными черепками и камнями, на каждом из которых наши многотысячелетней давности каракули.

А вот с «обложить мешками с песком» начались проблемы… Думали использовать закон о еврейском характере государства. И хотели сделать его основным, конституционным. Что и говорить, для Израиля, изнывающего под грузом отсутствия конституции, это в самый раз, но…

Который раз, пытаясь провести законопроект, прямо на трибуне Кнессета затевают “песок” тот просеивать. Чтоб был точно наполовину еврейским и наполовину демократическим. Песчинкой больше еврейства или демократии — не допустим! Пусть “бомбят”, пусть удавка на шее государства и народа затягивается — принципами не поступимся.

Далека дорога к дому

Законопроект определяет государство Израиль как государство еврейского народа (“хок леом”). Важность для нас этого закона растет даже быстрее, чем количество отрицающих наши права резолюций.

В одной из редакций законопроекта сказано так: «Государство Израиль является национальным домом еврейского народа, в котором он реализует свое право на национальное самоопределение на основе своего культурного и исторического наследия. Еврейский народ обладает особым правом на национальное самоопределение в Израиле».

Государство-дом… Далеко к нему было идти. Тем дальше, что мы и сами друг от друга отдалились, чужое своим считать стали и друг на друга как уже на чужих смотрели. И так уж в не своих домах поприжились, что никакая иная сила, кроме политического движения, сионизма, основанного на его идеологии, нас оттуда бы не вытянула и на восстановление своего дома не подвигнула бы.

Жизнь как идеология

Идеология вообще вещь интересная и в простой нашей жизни незаметная.

Можно, конечно, сказать, что начинается она там, где речь заходит о праве на какую-то территорию — материальную, духовную и пр. Живет себе, например, какое-то племя, кушает-пьет-размножается. Приходит враг. Жизнь свою защищать — это, как говорится, “животные штучки”, идеологии для этого не надо.

Но скажи враг: “Идите, ребята, кушайте-пейте-размножайтесь во-он за теми горами, а эта долина — наша”, — тут уж племени понадобится идеология. Надо же обосновать, даже для себя, почему они не хотят идти. Мол, могилы предков, или договор с богами на съем долины подписан и срок еще не вышел, или…

А вот у нас, евреев, без всяких территорий, сама наша жизнь тысячи лет, даже там, за горами, почему-то воспринималось остальными как идеология. Видимо потому, что по сравнению с нашим простым существованием все ихние идеологии были детским лепетом, трепетаньем бабочки-однодневки: только вылупились, ан глядь — и солнышко к закату…

На себя бы посмотрели…

А уж тем более, когда мы стали просто и непритязательно кушать-пить-размножаться на своем «месте под солнцем» — это вообще представилось недоброжелателям посягательством на весь мир.

Посягательство? Да на других бы посмотрели… Китай, 3000 лет назад. При очередном ихнем “ване” сказано — Китай станет центром мира и затем включит весь мир в себя. Или, например, третий пункт из программы, оглашенной в 1920 г. в мюнхенской пивной, потребовавший “жизненного пространства… необходимого для пропитания нашего народа и расселения…” Или идеология “американской исключительности”, которая, оперившись в первой половине 20-го века, помогла “белоголовому орлану” свить гнездо на вершине мира. Или идеология мировой революции и всемирного Союза социалистических республик…

И при этом именно наша, самая незлобивая и самая, да простит нас великий Герцль, примитивная из идеологий — желание народа жить, считается угрозой всему миру и на нее беспрерывно, волна за волной, заходят бомбардировщики генеральных ассамблей и заседаний ихних советов, и, отбомбившись, летят за новым грузом.

Рухлядь

И все-таки тупая злоба недоброжелателей, которая все усиливается, намекает нам на что-то очень существенное. Давайте разберемся…

К чему, кроме табельного оружия, тянется наша рука, когда мы слышим очередные крики врагов, что у нас нет прав на эту землю? Тянется, скорее всего, к мышке — вновь перелистать в сети страницы нашей богатой истории на этой земле, картинки черепков и живописных руин, может быть, Иосифа Флавия, а то и комментаторов Торы, или, чего доброго, решения ООН “о разделе Палестины”…

Если обобщить, мы свои амбиции и все свои права основываем как надменные гранды или родовитые шляхтичи — на пышных родословных, на жалованных грамотах, на родовых склепах… Короче, на прошлом.

Забывая, что в современном динамичном мире вся эта феодальная рухлядь уже давно не ценится. И даже то, что “сеньор” наш, Творец, отписал нам эту землю в вечное владение, для нас тоже не более чем подпорка, которая торчит из прошлого.

И тут мы приходим к неожиданному выводу. По чем долбят лихие ооновцы? Они бьют по нашему прошлому и, сами того не ведая, заставляют нас обратиться в правильном направлении — в будущее.

“Но у нас с собой было…”

А если конкретнее, в чем проблема? Мы забываем, что будущее всегда работает на совсем других принципах, чем те, которые действовали в прошлом. Всегда. И если мы хотим хорошего будущего, если не хотим рожать детей в осажденной крепости и передавать им слабеющей рукой тысячелетние черепки, чтоб и они ими, как и мы, потрясали перед другими, — нам нужно побыстрее сформулировать принципы для жизни в будущем.

Можем ли мы это сделать? — не вопрос. Евреи всегда отличались разработками и внедрением «на перспективу». Когда-то дали мы миру знание, что он есть единая система. Это знание все долго называли монотеизмом, насоздавали религий, и только в 20 веке ученые пришли к выводу, что все сущее есть “система систем”. А гуманистические основы цивилизации? А основы товарно-денежных отношений?…

Так же и в данном случае: основа жизни в прошлом — звериный эгоизм — уже свое отработал, жить по нем дальше — погибнет весь мир. Есть ли у нас принципы, по которым будут люди жить в будущем? Как всегда, “у нас с собой было…”

Поэтому честь и хвала создателям законопроекта о еврейском характере государства Израиль, но, обосновывая его законность и необходимость, стоит помнить: прошлое никого не интересует. Всех интересует только будущее. Особенно сейчас.

А значит аргументировать свои права мы можем только перспективой. Ну, примерно, так: “право и необходимость утверждения еврейского характера государства Израиль основывается на том, что только еврейский народ имеет в фонде национального существования принципы “не делай другому то, что ненавистно тебе” и “полюби ближнего как самого себя”, — жизненно необходимые для установления новых, спасительных для мира межличностных, социальных и международных отношений, и только еврейский народ владеет методикой реализации этих отношений на всех уровнях”.