Мы поняли правила игры!

Рош а-Шана, «еврейский Новый год». Слово «шана» (год) на кусте понятий растет рядышком со словом «шинуй» (изменение). Изменения бывают разные. Как и новости, которые обещает нам русское «новый год». Но «разные» нам не подходит. Наше дело хотеть хороших. Что же хорошего есть на нашей ярмарке жизни?
люди
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Ярмарка жизни

Так что же мы видим? Ярмарка жизни вообще сошла на нет… Раньше все-таки можно было что-то себе присмотреть и носить потом свою, частную, вполне приличную, жизнь. А сейчас…

Вы, скажем, платите за жизнь с уверенным продвижением для себя, и, чтобы подчеркнуть фасон, — с неприятностями для соседей. И вот, только примерили, а соседские проблемы начинают вам самим жать, давить и неприятно пахнуть. И о том, чтобы далеко пойти в такой жизни, можно уже забыть. Жить вообще стало тесно.

На ярмарке жизни что-то оригинальное, для себя, уже не подобрать. Все как для всех. Кутюрье от рекламы делают вид, что знают ваши вкусы и могут предложить вам что-то особенное, сами при этом клепая по стандартным выкройкам элементы шаблонной жизни.

Потому что пришла на нашу голову глобализация, и жизнь решительно и бесповоротно превратилась в общую. Началась стандартизация, надо сказать, еще раньше. Две враждующие системы в прошлом веке так перемешали судьбы людей и жизнь на планете, что глобализации осталось только подписать внизу и печать шлепнуть.

И при всем том, если бы мы желали друг другу добра, каждый еще мог бы на ярмарке жизни приобрести для себя что-то хорошее, по вкусу. Но когда все желают добра себе за счет другого, то можете представить себе этот базар.

Ноу ньюз из гуд ньюз

Да, так мы о новостях… Когда в новостях что ни день, то чужое горе, такое, которое завтра и тебя накрыть может, тогда ничего нового уже как-то не хочется.

Небольшие поправки и добавки к нашей путаной жизни: к пенсии, субсидиям на жилье, или же купол новый придумают, железнее прежнего — на такое новое мы согласны. Но о чем-то большом, общем, для всех? — нет, спасибо, мы уже все видели, идите поищите простаков на ваше «новое».

Почему? Накопился опыт неудач… «Синдром выученной беспомощности» — что бы ни сделал, все будет плохо. На что бы ни надеялся, выйдет пшик. Сужение интересов, желание просто жить. Развестись, не жениться, покуривать, все легально. Что-то планировать? Самый перспективный из планов — как провести следующий отпуск. Все. Детей рожать? Ну нет, такое планирование нам уже недоступно.

Да и государство… Что оно может всерьез планировать в мире, где все зависят друг от друга и все враждуют? Когда оно как кошка, к хвосту которой какой-то мерзавец привязал консервную банку и каждое ее движение вызывает шумиху и всеобщее недовольство. Поэтому лучше без дальних планов, лучше уж повышать дальнобойность.

Это не ахи и охи о бренности всего сущего. Усталость уже действительно накопилась в генах каждого и в ноосфере.

Песочница

А так обидно… Ведь мы, люди, так по-настоящему и не жили никогда.

Вся история — сплошные игры. Детские. Дрались, отбирали друг у друга, в мире, как в песочнице. Новыми открытиями тут же начинали как дети играться. Кто попрактичнее, тут же делали из нового что-то такое, чтоб дать другим по голове и забрать у них все. Другие проецировали находки и усовершенствования на большое будущее. Как дите: вырасту и буду на этой машинке уже не по квартире, а по дороге кататься…

Характер игры менялся, конечно. Поначалу это были командные игры: племя на племя, княжество против графства, народ против своей судьбы. Команды все мельчали, пока демократия и плоды цивилизации не дали возможность каждому чувствовать себя лидером и играть в одиночку.

Но даже при самом командном варианте — песочница. Дворовые разборки. Забрать у других, чтоб было наше. Нагрести себе, чтоб было больше, чем у других. А когда пошло каждый за себя – тем более.

Наш стиль

Евреи, надо сказать, долгое время держались командного стиля игры: «народ против своей судьбы». И что ни год, то новый тур. А в туре разные периоды: или как в месяц Пурима, когда солнце нам в спину, и можно на прорыв, или как перед девятым ава – разлад в команде и мы «меж теснин».

И стиль нашей игры был не для отдельно взятого рабиновича или азулая, а для народа. И даже в молитвах отношения еврея с небесами были прописаны конкретно, всегда только: «Творец, дай народу Своему», «благослови нас, народ», — а потом уж, изредка, – и мне.

Праздники, опять же, разбивая тур игры на этапы, собирают нас вместе, как в перерывах игры, для сплочения, за столом, Йом Кипур – в синагогах.

Но когда мода на командный стиль во всем мире стала уходить, и мы поддались… Стали в одиночку мечтать о кубке, выйти в лигу… Только в час опасности чувствуем себя командой. А как иначе? — иначе конец. Тогда и все отмечают «командный стиль игры» Израиля. Наш стиль.

Мы готовы

Но получается, что мы как будто ждем опасности, чтобы показать «настоящую игру». То есть опять детство. А вот как бы чтоб по-взрослому? По-взрослому – это когда, не ожидая ни войн, ни праздников, все время, каждый день, чувствовать себя командой.

То есть все что делаю – для общего успеха. Не чтоб добыть кубок, поделить гонорар и вернуться к склокам. А чтоб чувствовать всю жизнь удовольствие от того, что это – мы. Что это – наш стиль жизни.

Да и для всего человечества такой стиль был бы спасением от затянувшегося детства. Которое уже к гибели ведет. Он быстро превратил бы нашу задрипанную песочницу в настоящий, серьезный мир взрослых людей. Где  удовольствие от командной игры однопланетян со своей общей судьбой испытывают все.

Скоро звук шофара объявит о начале нового тура игры.

Но для чего она – постоянная игра, год за годом, тысячи лет? – Это уж надо Творца спросить. Он эту игру затеял. Наверное, просто знает, что рано или поздно мы перегруппируемся, соберемся в дружную команду и выиграем. Переиграем судьбу одиночек. Недаром на своем поле уже играем. Он ждет этого, а иначе зачем нас, своего партнера, держит на свете?…

Но мы, каких изменений, что нового мы ждем от этого, нового, года? Как что? Мы поняли правила игры! И нам уже не терпится начать новый тур, потому что мы уже готовы повести игру, жизнь, не по-детски, вразброд, а всерьез, по-взрослому, то есть – вместе, одна команда, народ.