Евросоюз: спасение утопающих

Центробежные силы набирают мощь и даже хорошая мина Ангелы Меркель не спасает европейский истеблишмент от плохой игры. Точка невозврата пройдена, но за будущее еще можно побороться.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Вполне закономерно – хотя и не без патологического упрямства – Евросоюз держит курс на развал. Наблюдая за уже начинающейся агонией, некоторые надеются на чудо, другие злорадно потирают руки, предвкушая близящийся конец идеи европейского единства.

Не стоит отчаиваться в исцелении и не стоит глумиться над больным. Кто занимает очередь на чужие похороны, сам не может надеяться на снисхождение. Этот круговорот эгоизма в человеческой природе затягивает общую петлю на нашей шее.

Сказано мудрецами: «За то, что потопил ты, потопили тебя, а в конце концов, потопившие тебя сами будут потоплены». Единственный шанс вырваться из замкнутого круга – вверх, к настоящему единству.

Правый реванш

Оба ведущих претендента на президентский пост во Франции – только что избранный от республиканцев Франсуа Фийон и лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен – представляют правый лагерь. Их позиции в действительности не так уж далеки друг от друга. И если раньше Ле Пен надеялась победоносно повторить успех Трампа, благодаря своим радикально антиглобалистским взглядам, то теперь ей противостоит политик, за сдержанной улыбкой которого кроется пускай не революционер, но тоже своего рода бунтарь.

Об исходе их противостояния мы узнаем в апреле 2017-го, однако общие тенденции избирательских предпочтений понятны уже сейчас. Два фаворита единодушно высказываются за ограничение иммиграции до минимума и за жесткий ответ радикальному исламу. Тем не менее, основная борьба за голоса развернется вокруг экономики. Фийон выступает за ослабление регуляции, отмену некоторых социальных завоеваний, сокращение госслужащих, урезание госрасходов и поддержку свободного рынка. Ле Пен, напротив, склонна к государственному вмешательству в экономику.

Так или иначе, оба сойдутся в битве за голоса среднего класса, уставшего от нескончаемого кризиса и серьезно опасающегося за свои рабочие места.

Дальнейшие события во Французской республике будут символизировать наиболее вероятный сценарий для всего расползающегося по швам континента. Обостряющиеся проблемы разваливают его изнутри, а английская «измена» в виде «брекзита» и победа Трампа в Америке усиливают среди европейцев националистические настроения, буквально приглашая правых начать битву за дом.

Дудка Обамы

Последний визит Барака Обамы в Европу носил далеко не только «церемониальный» характер. Его целью было закрепить глобальные тенденции, насаждаемые теми элитами, которые он представляет.

Заставить осколки независимых когда-то государств и дальше плясать под дудку либерализма, столь удобного для мировой финансовой богемы.

Но всему есть предел, в том числе и надувающемуся пузырю. Сколько ни пускай людям пыль в глаза, однажды, они начинают понимать, нутром чувствовать, что их оболванивают.

Сегодня уже не секрет: мировая экономика зашла в тупик и исчерпывает последние резервы. Без кардинальных перемен нам грозит мировой хаос.

Само собой, Америка намеревается сохранить за собой единоличную власть, но не вся верхушка Старого континента готова играть по ее правилам. Новая волна выносит наверх тех лидеров, которым небезразлично европейское наследие. Их не устраивает новый космополитизм, действующий в угоду банкам и корпорациям. Феноменальный успех Трампа воодушевляет их и придает сил.

Я уже не раз говорил и писал о грядущем распаде ЕС, о «брекзите» как первом шаге на пути к этому и о Трампе, несущем с собой ветер перемен. Однако человеческая природа тяжела на подъем и махина эгоизма еще будет по инерции двигаться к пропасти под стенания западного среднего класса, оболваненного, удивленно роющегося в карманах и маразматически взирающего на исламизацию за окнами.

Как следствие, в обществе возникнет огромный вакуум. Уже сегодня четверть европейской молодежи, а то и больше, зовется «потерянным поколением», поскольку не имеет работы. Его заокеанским сверстникам повезло больше – они устраиваются на подешевевшие рабочие места и кое-как выплачивают студенческие ссуды, растянутые на десятки лет.

Экстаз и отказ

Аппетиты растут во время еды. Если уж верхний 1% запустил руку в карман остальным, он ничего не может с собой поделать. Этот упоительный грабеж, перекачивающий деньги снизу вверх, продолжится и дальше. Верхи не остановят его, так же как мышь, которой вживили электрод в центр наслаждений, сама не оторвет лапу от кнопки, пока не…

Собственно, об этом и речь: до чего человечество докатится, прежде чем спохватится. С точки зрения психологии, у этого процесса нет дна. Наблюдать его можно воочию на примере социального расслоения. В той же Америке каждый восьмой получает продуктовые талоны на сумму 1,6$ в день. В Италии встревоженный средний класс заявил о себе на недавнем референдуме, отвергнув реформы, которые выставлялись благодеяниями, но в глазах народа выглядели подачками.

Люди перестают доверять правительствам. Не потому, что «прозревают», а потому, что реальный уровень жизни потихоньку снижается и с этим даже искусная пропаганда ничего поделать не в силах. Система идет вразнос и порождает «отказников поневоле». Не может человек восторгаться прелестями либеральных ценностей, постоянно ощущая в кармане чью-то руку.

Эксплуатация по Марксу

В этой ситуации и вспыхнула звезда Трампа, за которой тянутся теперь политики Франции, Германии, Венгрии, Греции, Польши, Испании… Все громче звучат голоса, призывающие вернуть в сферу общественного обсуждения национальную риторику. Мировая экономика, говорят они, должна обслуживать не узкий круг приближенных, чувствующих себя хозяевами мира, а государственные интересы на местах.

Так формируются два противостоящих друг другу лагеря:

— международная элита, владеющая целыми отраслями промышленности и ведущими банками, контролирующая центробанки, биржи, котировки, ценные бумаги и прочие инструменты власти, снимая сливки с труда среднего класса;

— народ, массы людей, качество жизни которых падает из-за централизованного «освоения» ресурсов крохотной верхней кастой.

Таким образом, нынешний всплеск национализма носит ярко выраженный экономический характер. Не по зову сердца люди требуют возврата из либерального «рая» в границы государства, а по зову живота.

Между тем, вернуться к былому расцвету уже невозможно. Структура мировой экономики изменилась до неузнаваемости. Развитие технологий, пускай даже искусственно сдерживаемое, все равно лишает достойной работы все большее количество людей. Да и сами они уже не те, что были, ведь внутреннее развитие тоже не стоит на месте.

И вот, при виде туч, сгущающихся на горизонте, американский или европейский гражданин внезапно понимает: «А что мне терять? Мои родители жили лучше меня, мои дети будут жить хуже…» В этот момент национализм может соприкоснуться с нацизмом, антиисламизм – с расизмом и ксенофобией. Как далеко вправо качнется маятник? И стоит ли это проверять?

Пустой бак

Важно понимать: рассыпающаяся у нас на глазах западная цивилизация отражает закономерный этап общечеловеческого развития. Кризис проник в мир глубже, чем нам кажется. Он сопутствует концу эпохи капитализма, сумевшего быстро и эффективно вычерпать потенциал эгоистичной человеческой природы.

Растущее эго заявило о себе еще три с половиной тысячи лет назад в Древнем Вавилоне, где были заложены основы торговли, денежного обращения и налогообложения. Веками человечеству хватало подобных средств, чтобы реализовывать свои желания и устремления. Но сегодня все линии этого развития упираются в тупик.

Мы разработали технологии автоматического производства, которые лишают нас возможности работать, как раньше, чтобы покупать их плоды.

Мы создаем богатство из воздуха посредством деривативов, а деньги печатаем в недрах банковских компьютеров, обеспечивая их только доверием к власти (fiat money). Но власти мы больше не доверяем.

Мы довели глобализацию до предела и не знаем, куда деться друг от друга.

Мы разработали средства вооружения, способные уничтожить всю жизнь на планете, – и именно это нас сдерживает. Пока.

Мы добились социальных свобод и перешли к социальным извращениям.

Мы довели самонаслаждение до потребительского гедонизма, но даже он неспособен нас насытить.

Не весь мир прошел этот путь до конца, но Запад уже упирается в стену, достигнув предела роста. И тогда вдруг выясняется, что людям недостает не долларов на счету, а простого человеческого счастья, взаимного участия, экономического спокойствия, уверенности в завтрашнем дне. Люди хотят стабильности и все менее готовы подменять ее нескончаемой погоней за материальными благами, а то и просто за хлебом насущным. Устойчивый рост – это для ученых голов, а большинству нужен устойчивый фундамент.

Тут не помогут завесы из умных слов, косметические заплатки и искусственные реформы отживающей экономической системы. Перед мировыми лидерами встает ключевой вопрос: что делать с десятками и сотнями миллионов людей, которые останутся без работы и без мотивации?

Воинствующая толерантность

Человек, предоставленный самому себе, на самом деле предоставлен своей природе, над которой не властен. Когда диктуемые обществом цели перестают его привлекать, он легко может опуститься до животного состояния, или найти себе цель по нраву, какой бы уродливой и антисоциальной она ни казалась.

Photo: Reuters
Photo: Reuters

Нацистская угроза в этом контексте очень велика.

Мир ошибочно считает нацизм исключительно порождением Германии, – писал Бааль Сулам в середине прошлого века, – тогда как он является порождением демократии и социализма, оставшихся без религии, нравственности и мирового суда. И все народы равны в этом.

Хуже того, именно люди, мнящие себя идейными демократами и либералами, часто демонстрируют лютую нетерпимость к чужому мнению, когда оно берет верх на выборах. В Израиле эту точку зрения лучше всего выразил левый парламентарий Ицхак Бен-Аарон, заявивший в связи со знаменитым электоральным переворотом 1977 года: «Со всем уважением к выбору народа, если это действительно его выбор, я не готов его уважать».

Совсем недавно, поправ идею толерантности, американские демократы вышли на улицы и готовы были даже бить витрины из-за законно избранного президента, который их не устраивает. Тем временем, на другом краю спектра активизируются сторонники крайне правого радикализма.

Так на пороге новой эпохи кризис провоцирует поляризацию западного общества. Это чревато потрясениями, которые отразятся на всех, а уж на Израиле – в первую очередь.

Что же противопоставить расколу? Какую цель предложить людям, чтобы они нашли свое место в новом мире и избежали беды на крутом вираже?

Взяться за руль

Экономика больше не двигатель прогресса. Раньше человеческое развитие определяло экономические отношения и под стать им выстраивались государственные формации, включая власть и социальную иерархию. Это был естественный, не от нас зависящий процесс.

Мы управляли не им самим, а его частными случаями в приложении к конкретным обстоятельствам на местах. Как следствие, рабовладение, феодализм и капитализм во всех своих разнообразных формах были обязательными, неизбежными вехами на пути.

Однако сегодня «здоровый» эгоизм больше не подталкивает нас вперед естественным образом. В своем нынешнем виде он исчерпал свой потенциал и потому меняется сама парадигма развития.
Это значит, что выстраивать новые отношения нам придется не по напрашивающемуся сценарию от экономики, а государственными, целенаправленными методами, согласно совершенно новой шкале приоритетов.

Ближе к делу. Цельным, всеохватывающим решением грядущей волны кризиса станет программа социального оздоровления. Просветительский, научно и экспериментально обоснованный, расписанный от А до Я проект создания в обществе благотворной среды, в которой каждый человек любого возраста найдет себе применение, доброе окружение, позитивный отклик, высокую цель.

Счастье не придет само, его надо создавать общими усилиями. Ему надо учиться. И ему надо обучать. Нет, не навязывать, не предписывать. Обучать так же, как любой другой науке, профессии, деятельности. В отличие от животных, человек всему должен учиться. И объединению – в первую очередь. Ведь умение налаживать связь и взаимное сотрудничество поможет ему во всех сферах жизни.

Формула счастья

Итак, нужна широкая государственная программа, которая позволит воплощать в жизнь красивые слова о единстве. С детства они оставляют у нас горький привкус. Почему? Потому что расходятся с реальностью и по мере взросления мы видим это все яснее.

Процветание в новом веке станет возможным, когда общество начнет практиковать искренность, открывать сердца, постепенно привыкая к тому, что это возможно и что это работает.

Не верите? Приведу реальный пример – Гарлем, злачное место, задворки общества, по сути своей, социальное дно. Здесь гарвардский выпускник по имени Джеффри Канада создал учебный комплекс Harlem Children’s Zone, который буквально вытаскивает местных детей из трущоб и дает им путевку в жизнь. Свыше 90% учащихся поступают отсюда в колледжи (!)

Так вот, знаете, что Джеффри Канада сделал в первую очередь, еще до того как набрать учеников? Он позаботился об их окружении: добыл инвестиции, охватил 24 жилых блока, наладил там нормальную жизнь, очистил улицы от преступности, организовал для детей досуг, открыл специальные курсы для родителей и т.д. Сегодня в проекте участвуют почти сто блоков, он известен на весь мир. И работает он именно потому, что слова там не расходятся с делами – учеба и реальная жизнь не конфликтуют, а поддерживают друг друга.

Такой должна быть индустрия 21-го века – производство человеческих отношений, и далеко не только в сфере школьного образования. Мирная, поэтапная модернизация всей общественной структуры. Замена устаревших протоколов и шаблонов взаимодействия новыми, базирующимися на сотрудничестве и уважении, на уникальности каждого и общих интересах.

Большие бедствия, происходящие между людьми, проистекают из невежества и неведения. Если бы человек обладал знанием о подлинно человеческом уровне развития, прекратился бы всякий ущерб, который он причиняет себе и ближним. Рамбам, «Путеводитель растерянных», 3:11

Человечеству нужна Всемирная академия счастья. Ведь счастье – это добрые отношения. «Счастье – это когда тебя понимают». Счастье – это возможность и способность любить. Вот чем стоит заниматься в жизни и о чем должны говорить СМИ, особенно в прайм-тайм. Вот чем надо промывать мозги и сердца. И никакое это не оболванивание – напротив, возвышение.

Утро нового дня

Программа эта не высосана из пальца. Она основана на законах природы, на ее базовом свойстве – нераздельном единстве всех частей. Пускай они разные, но все равны по отдаче подобно клеткам и органам тела.

К аналогичным отношениям подходим и мы, но только на своем, человеческом уровне, который требует сознательного выбора. Природа подготовила для нас все необходимое, подвела к самому порогу, и хотя он кажется нам стеной, надо просто поднять голову. Поверх привычной картины уже проступают контуры будущего, в котором мы счастливы вместе.

Сплочение общества станет источником всего счастья и всех успехов. Бааль Сулам, «Свобода воли»

Мировым лидерам проект «Единство» послужит серьезной подмогой – он займет людей, предоставив множество рабочих мест. Кроме того, он покончит с потребительством как образом жизни и формой власти, снизит социальное напряжение и создаст спокойную, позитивную атмосферу, от которой выиграют все. Сократится преступность, улягутся страсти, исчезнет нужда в тотальной слежке, в перегибах силовых структур, в безумных военных расходах, в геополитическом противоборстве. Не сразу, зато и без эксцессов, свойственных переходным временам.

Что касается Европы, для нее этот проект представляет реальный шанс на безболезненный выход из тупика, в который она сама загнала себя путем фальшивого объединения и потворства заокеанским «партнерам». Да и они, возможно, уже догадываются, что европейский развал не сулит добра, за исключением сиюминутных выгод очень сомнительного толка.

Новые времена – это всегда новый вызов, который застает нас врасплох. В страхе перед будущим мы цеплялся за иллюзии прошлого.

Нельзя встречать завтрашний день запертой на замок дверью сознания. Он все равно войдет в полночь и подступит прямо к сердцу. И станет больно.

Зато сердцá, открытые друг другу, примут его с радостью, потому что это их день, их утро и их заря.

 

Источник: ynet от 01.12.16

Реклама