Держись, мужик, все это рано или поздно изменится

Проезжая мимо автовокзала в Тель-Авиве, увидел ребят, рекламирующих курительные смеси под названием Nice Guy.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Это повергло меня в шок, так как я знаю, насколько вредоносна эта курительная смесь не только в физическом плане, но и в психологическом.

Подростки очень быстро привыкают к этому зелью от пустоты душевной и запутанности в своей идентификации. А после употребления этой химии разрушение мозга необратимо. Большинство таких детей становится пациентами психиатрической клиники на всю оставшуюся жизнь.

И как ни странно, большинство из них — дети репатриантов. И в клинике «Абарбанель»,и в психиатрическом отделении больницы «Тель-ха-Шомер», и в реабилитационном центре «Малкишуа» вам скажут, что 70% их пациентов — дети репатриантов из СНГ или Эфиопии.

Субкультура, лояльная к наркотикам, легко объединяет подростков из абсолютно разных семей и социальных кругов. Такие молодежные группировки идеально отвечают всем запросам. Многое из того, что порицалось или запрещалось в семье, вдруг становится дозволенным и даже поощряется.

Главное — научиться отвергать и разрушать все, что запрещалось, что мешает получать мнимое удовольствие. Разрушать обыденность, разрушать кем-то придуманную мораль, разрушать даже самого себя назло тем, кто пытается ограничить твою, якобы, личную свободу. Одним словом, полная «анархия».

И ведь эти подростки даже не знают, что значит «анархия». Они просто уничтожают себя и мало кому из них удается впоследствии вырваться из когтей этой страшной зависимости, когда приходит час и они начинают осознавать, что никому, кроме как самому себе, ничего не доказали и вреда не причинили.

В подростковой среде, чтобы почувствовать себя личностью, иногда достаточно просто проколоть язык, сосок, сделать татуировку. В общем, хоть чем-то привлечь внимание и поразить окружающих. А что остается родителям? Они зачастую оправдывают неадекватное поведение своих детей сложным, так называемым переходным возрастом, своей занятостью, пуская все на самотек. А ведь большинство родителей даже не догадываются, что их дети экспериментируют с наркотическими веществами и прочими протестами.

А чем еще может занять себя подросток, например, в субботу, когда все закрыто? Я много лет бьюсь как рыба об лед, чтобы открыли подростковые центры. В которых работали бы инструкторы, вожатые, солдаты срочной службы. В субботу они все равно где-то несут свою вахту, так и с нашими детьми могли бы позаниматься. Ведь в центре есть все для развлечения детей 12-18 лет: бильярд, настольный теннис, другие игры.

Но все бесполезно. Вместо этого я часто вижу подростков в парке на лавках распивающих водку с энергетиками. И это все, что им доступно в субботу, ведь все учреждения закрыты. Никто даже не задумывается о том, что делать подростку в выходной день, особенно в зимнее время, когда на море тоже не пойти.

Попасть в заведения, которые открыты в субботу, стоит немалых денег. А семьи репатриантов порой концы с концами еле сводят. И не каждая может выделить своему ребенку 50 шекелей на кинотеатр и прочие кофейни. Вот и получается, что кроме парка и лавки пойти больше некуда,

Так стоит ли удивляться, что среди 40 стран Европы Израиль занимает почетное второе место по употреблению алкоголя среди подростков? И это официальная статистика. Втрое место!

Конечно, нужно работать с этими детьми, проводить с ними профилактические занятия. Потому что, чем позже они поймут пагубность своего субботнего времяпровождения, тем сложнее будет вытащить их из ставшей для них привычной среды.

А ведь повлиять на подростка порой очень сложно. Зачастую в семье репатриантов пропадает связь между ребенком и родителями, бабушками и дедушками. Они просто не понимают друг друга либо из-за не знания языка, либо дети и вовсе стесняются своих стариков, считая их «русскими», а не израильтянами, кем они упорно пытаются стать. А если подростки обрезали эту связь со своими корнями, откуда они возьмут моральные нормы? Ведь дети — это губка, и получается, что они впитывают в себя культуру из различных источников, но только не из своих родных, уходящих корнями в глубины веков.

Как же порой страшно наблюдать, когда внук не понимает своего мудрого деда, который так хочет передать своему внуку что-то очень важное. Рассказать ему какую-то историю семьи. Но они не понимают друг друга.

Малыш-то, может, и не страдает от этого особо, ему вполне хватает любви дедушки, который обнимет, поцелует и даст пару шекелей на карманные расходы. Но дед страдает, потому что ему необходимо что-то передать, рассказать, поделиться… Но он не может этого сделать, потому что внук по чьей-то вине не владеет языком своих предков.
Я никого не обвиняю — просто делюсь своими наблюдениями.

Затем наступает стандартная ситуация — подросток находит друзей, которые его устраивают. Контроля со стороны родителей и стариков нет, и это его вполне удовлетворяет. А кто из нас не мечтал о свободе от родительского контроля?

И выходит, что благополучные семьи ничего не могут поделать со своими детьми. Ведь родители трудятся с утра до ночи и совершенно не следят за успеваемостью детей в школе. Да и что они могут понять в иврите, ивритской литературе, Танахе…? Вот и пускается все на самотек. Что выросло, то и выросло.

Это трагедия семей репатриантов. Именно поэтому всего лишь 37% детей репатриантов идут в армию с полным аттестатом зрелости.

Абсолютное большинство родителей ехали в Израиль ради будущего своих детей. Но получается, что из еврейских детей великих ученых и скрипачей не вышло. Растет обычный рабочий класс.

Для того я периодически пишу об этом? Чтобы русскоязычные израильтяне, наконец, поняли: нам просто необходимо объединяться.

Поймите, наш электорат используют другие сектора на свое благо. И нам никто не поможет, кроме нас самих. Если бы у каждого репатрианта из СНГ была хотя бы крыша над головой, тогда не нужно было бы корячиться на трех работах, и была бы возможность уделять время воспитанию детей и внуков. Чтобы те не теряли контакт со своими предками и не скатывались в наркоманию, алкоголизм и другие непонятные субкультуры. Чтобы не фыркали перед тарелкой борща или пельменей.

Хотя, главное даже не в этом. Накупите вы золота и бриллиантов — радости все равно не будет, пока не станешь чувствовать себя частью народа, частью страны. Лишь единицы встанут под гимн Израиля, большинство останутся сидеть, словно и не понимают, что это гимн нашей страны. Многие даже текста не знают.

Более того, в Бат-Яме я провел небольшой опрос: лишь трое из десяти назвали имя президента Израиля. А ведь это репатрианты, которые проживают в Израиле почти двадцать лет! Я уже не говорю о детях, которые родились или выросли в Израиле, но патриотизма у них нет. Такие только и мечтают уехать из страны — была бы возможность.

Нам необходимо создавать программы и проекты для объединения Израиля, а не заниматься лишь поисками чистоты крови по маме или по папе. Для меня любой гражданин, прибывший по Закону о возвращении, — равный и полноправный гражданин.

Не могу не затронуть также тему гражданских браков. В стране немало тех, кто, родившись в стране и отслужив в армии, для заключения брака вынуждены выезжать за границу. Под какой гимн они будут вставать? И таких людей в Израиле уже более 100 000!

Не могу забыть, как несколько месяцев тому назад передо мной буквально плакал парень, которого я с 12 лет воспитывал в своем центре. Сегодня ему уже 26 и он не может заключить брак в своей стране, в которой вырос. Ну, что я мог ему сказать?! Мне оставалось лишь обнять его, поцеловать и сказать: «Держись мужик, все это рано или поздно изменится!»

Реклама